March 28th, 2021

"Степной волк" - 1 (немного из перечитанного).

Всегда удивляло это в немецкой литературе. Немцев считают людьми-машинами, сухарями и прагматиками, но сами себя сухарями и прагматиками они не считают. Точнее, немецкие турбоинтеллектуалы не считают немцев таковыми. Они считают немцев (себя) скорее "крейзи", чем людьми-автоматами. Интересно, что и русские считают себя "крейзи".
(цит.) "Долго думал я, бродя в ту ночь, и о моем особенном отношении к музыке и снова усмотрел в этом столь же трогательном, сколь и злосчастном отношении к ней судьбу немецкой интеллигентности. В немецкой душе царит материнское право, связь с природой в форме гегемонии музыки, неведомая ни одному другому народу. Вместо того чтобы по-мужски восстать против этого, прислушаться к интеллекту, к логосу, к слову, мы, люди интеллигентные, все сплошь мечтаем о языке без слов, способном выразить невыразимое, высказать то, чего нельзя высказать. Вместо того чтобы как можно верней и честней играть на своем инструменте, интеллигентный немец всегда фрондировал против слова и разума, всегда кокетничал с музыкой. И, изойдя в музыке, в дивных и блаженных звуковых образах, в дивных и сладостных чувствах и настроениях, которые никогда не претворялись в действительность, немецкий ум прозевал большинство своих подлинных задач. Мы, люди интеллигентные, все сплошь не знали действительности, были чужды ей и враждебны, а потому и в нашей немецкой действительности, в нашей истории, в нашей политике, в нашем общественном мнении роль интеллекта была такой жалкой..." (Герман Гессе, "Степной волк").
PS: У Томаса Манна тоже можно встретить много про "иррационализм" немцев.

"Степной волк" - 2.

(цит.) "... то, что для меня – блаженство, событие, экстаз, воспарение, – это мир признает, ищет и любит разве что в поэзии, в жизни это кажется ему сумасшедшим, и в самом деле, если мир прав, если правы эта музыка в кафе, эти массовые развлечения, эти АМЕРИКАНИЗИРОВАННЫЕ, довольные столь малым люди, значит, не прав я, значит, я – сумасшедший, значит, я и есть тот самый степной волк, кем я себя не раз называл, зверь, который забрел в чужой непонятный мир и не находит себе ни родины, ни пищи, ни воздуха" (Герман Гессе, "Степной волк").
Вопрос возник. Когда Америка и "американизированность" стали в Европе символом поверхностности, жизнерадостной тупости, "одномерности" и всего такого?
После какой-то серьезной экспансии американской массовой культуры? То есть после нашествия джаза или "американских танцев" своего времени? Или еще раньше - с Фенимором Купером и Майн Ридом?
PS: Кстати, какой американский писатель первым добился популярности в Европе?

"Степной волк" - 3.

Ну и последнее - из Гессе - и оставляю великий "дляюношеский роман" про пятидесятилетнего невротика юношам и пятидесятилетним.
Гессе для немцев патриотического толка в обеих мировых войнах типичный "нацпредатель", поэтому неудивительно, что у него есть минимум один фрагмент, который может пригодиться (для риторики) "борцам с режимом".
Товарищи оппозайцы! Не благодарите. Все для вас.
(цит.) "Она, улыбаясь, показала мне газету, где обнаружила мое имя. Это был один из тех вызывающе реакционерных листков моей родины, в которых всегда время от времени проходили по кругу злопыхательские статейки против меня. Во время войны я был ее противником, после войны призывал к спокойствию, терпенью, человечности и самокритике, сопротивляясь все более с каждым днем грубой, глупой и дикой националистической травле. Это был опять выпад такого рода, плохо написанный, наполовину сочиненный самим редактором, наполовину состряпанный из множества подобных выступлений близкой ему прессы. НИКТО, КАК ИЗВЕСТНО, НЕ ПИШЕТ ХУЖЕ, ЧЕМ ЗАЩИТНИКИ СТАРЕЮЩИЙ ИДЕОЛОГИИ, никто не проявляет меньше опрятности и добросовестности в своем ремесле, чем они...".