Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Category:

Мэтр за мэтром или: завершая тему поэтического феста.

Вчерашнюю встречу с поэтами в ресторане "Старый Мюнхен" циничный demchikov начал с того, что придумал для ресторана новое блюдо - "Котлета на холокосточке".
О представителе (или даже основателе?) концептуализма в русской поэзии Льве Рубинштейне demchikov высказался так: "Конь Цептуализма". Интересно, приходило ли это гениальное в головы самих концептуалистов?

Рубинштейн исполнил один из вариантов своей "картотеки". Мне понра...

А demchikov очень одобрил Бахыта Кенжеева. Это, как я понял, реальный "живой классик".
А вот demchikov я не понял. Стихи Кенжеева мне показались обнакновенной "закатной лирикой" - типа "ну было всякое; жалко, конечно, что "было" и уже не будет; но в принципе - хрен с ним". С другой стороны, автор "котлеты на холокосточке" так редко говорит о ком-то хорошо, что в Кенжеева, видимо, придется вчитываться.
По крайней мере, я пока не понял, почему первого выступающего Олега Чухонцева (тоже классика) demchikov совсем не одобрил, а вот Кенжеева более чем одобрил. Они ведь как бы про одно и то же и похожими приемами.
Короче, тут не спец - буду разбираться.

Впрочем, и автор котлеты признал, что название последней Кенжеевской книжки совершенно безобразное - "Иного не дано". Ну как в XXI веке можно так называть сборник стихов? Фу!
Я, кстати, придумал более удачное название для поэтического сборника - "Иная не дала". Однако, мэтру предложить не решился.

Вера Павлова запомнилась тем, что вместо своих стихов прочла стихи своих дочерей, сочиненных ими еще до овладения грамотой. Что интересно, эти дочеринские стихи тоже, в соответствии с базовым трендом современной русской поэзии, были полны животными и господом богом.

С.Г. вчера совершил настоящий гражданский подвиг, уровень которого, впрочем, понятна только жителям моего города. Дело в том, что поэтов намеревались собрать в малом зале Драмтеатра, но в театр поэтов не пустили, справедливо порешив, что место им - в кабаке. Тут же нашлась добрая душа, которая собрала поэтов в принадлежащем ей ресторане. Душа эта, безусловно, добрая, но, к сожалению, возглавляет полк графоманов моего города. Кстати, осуществляя благодеяние, она была вооружена книжкой небесных цветов и собственного сочинения. Так вот С.Г., представляя благодетеля поэтам и слушателям, назвал его предпринимателем, меценатом и... не назвал его поэтом.
Под столами слышались одобрительные хлопки.
Tags: Событие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments