Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Category:

"Метель".

В повести "Метель" Пушкина-Белкина есть одна из любимейших моих фраз в русской классической литературе, в качестве комментария к которой я в свое время прочел целую лекцию (когда, будучи молодым преподом, читал лекции по дисциплине "Культурология"): "Марья Гавриловна была воспитана на французских романах, и следовательно была влюблена".
Еще там люблю: "Между тем война со славою была кончена. Полки наши возвращались из-за границы. Народ бежал им навстречу. Музыка играла ЗАВОЕВАННЫЕ песни: Vive Henri-Quatre, тирольские вальсы и арии из Жоконда".
Сброшу сюда еще любимое из "Метели".
Мужиканам на заметку: "Он имел именно тот ум, который нравится женщинам: ум приличия и наблюдения, безо всяких притязаний и беспечно насмешливый".
Еще. "Нельзя было сказать, чтоб она с ним кокетничала; но поэт, заметя ее поведение, сказал бы: "Se amor non è che dune?.." (Если это не любовь, так что же?.. (итал.))".
Пушкинская отсылка к некому "поэту", который сказал бы так-то и так-то, напоминает, что естественной жизни нет, точнее, есть, но она всегда в перспективе какой-то литературщины, всегда преследуема "идолами литературы".
Написано задолго до Умберто Эко, у которого про постмодернизм: "Постмодернизм – это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведет к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности. Постмодернистская позиция напоминает мне положение человека, влюбленного в очень образованную женщину. Он понимает, что не может сказать ей «люблю тебя безумно», потому что понимает, что она понимает (а она понимает, что он понимает), что подобные фразы – прерогатива Лиала (псевдоним итальянской писательницы Лианы Негретти (1897-1995), популярной в 30-40-е годы). Однако выход есть. Он должен сказать: «По выражению Лиала – люблю тебя безумно». При этом он избегает деланной простоты и прямо показывает ей, что не имеет возможности говорить по-простому; и тем не менее он доводит до ее сведения то, что собирался довести, – то есть что он любит ее, но что его любовь живет в эпоху утраченной простоты. Если женщина готова играть в ту же игру, она поймет, что объяснение в любви осталось объяснением в любви. Ни одному из собеседников простота не дается, оба выдерживают натиск прошлого, натиск всего до-них-сказанного, от которого уже никуда не денешься, оба сознательно и охотно вступают в игру иронии... И все-таки им удалось еще раз поговорить о любви".
Tags: Культурология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment