Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Category:

Революция как зеркало русской литературы.

Вот Ильич вроде крутой чел был, но иногда обнаруживается, что недалеко он ушел от Хрущева. А товарища Хрущева мы ругаем, разумеется, за дело - за художников-авангардистов. А Ильич-то?
(цит.) "Бонч—Бруевич рассказывает:
"В 1919 г., в Кремле красноармейцами был устроен литературно-музыкально-вокальный вечер, на котором, между прочим, должна была выступить артистка Гзовская. Ленин решил пойти послушать и пригласил меня пойти вместе с ним. Мы сели в первый ряд.
Гзовская задорно объявила «Наш марш» Владимира Маяковского.
Артистка начала читать. То плавно ходя, то бросаясь по сцене, она произносила слова этого необыкновенного марша:
Бейте в площади бунтов топот!
Выше, гордых голов гряда!
Мы разливом второго потопа
Перемоем миров города.
— Что за чепуха! — воскликнул Владимир Ильич. — Что это, «мартобря» какое-то?…
И он насупился.
А та, не подозревая, какое впечатление стихи производят на Владимира Ильича, которому она так тщательно и так изящно раскланивалась при всех вызовах, искусно выводила:
Видите, скушно звезд небу!
Без него наши песни вьем.
Эй, Большая Медведица!
требуй, чтоб на небо
нас взяли живьем.
И после опять под марш:
Радости пей! Пой!
В жилах весна разлита.
Сердце, бей бой!
Грудь наша — медь литавр.
И остановилась. Все захлопали. Владимир Ильич закачал головой, явно показывая отрицательное отношение. Он прямо смотрел на Гзовскую и не шевелил пальцем.
— Ведь это же черт знает что такое! Требует, чтобы нас на небо взяли живьем. Ведь надо же договориться до такой чепухи! Мы бьемся со всякими предрассудками, а тут, подите пожалуйста, со сцены Кремлевского красноармейского клуба нам читают такую ерунду.
И он поднялся.
— Незнаком я с этим поэтом, — отрывисто сказал Владимир Ильич, — и если он все так пишет, его писания нам не по пути. И читать такие вещи на красноармейских вечерах — это просто преступление. Надо всегда спрашивать артистов, что они будут читать на бис. Она под такт прекрасно читает такую сверхъестественную чепуху, что стыдно слушать! Ведь словечка понять нельзя, тарарабумбия какая-то!"
PS: Мариенгоф правда добавляет к этому: "Отношение как на ладони. Однако никому и в голову не приходило запрещать Маяковского, уничтожать Маяковского, зачеркивать Маяковского красным цензурным карандашом. Он продолжал издаваться, печататься, даже в ЦО...". Ну да. Вот за это Ильичу респект!
Tags: История России
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Себя в квадрате.

    - Ну так смысл жизни-то в чём? - Как в чём? В том, чтобы сделать из себя себя.

  • Из записной книжки.

    Дальше своего фейсбучного носа ничего не видят... Про "сову и глобус", другой вариант. (цит.) "Опять будут пытаться насадить сову на колбу".…

  • Из записной книжки.

    - Я должен вас предупредить. Нашей организации присвоен статус иностранного агента. Это вас не смущает? - Нет. Все мы на этой земле в каком-то смысле…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments