Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Soft Power.

Борхесовская новелла "Вдова Чинга, пиратка" (из "Всеобщей истории бесчестья"). Про Чинга, вдову пирата, командовавшую целым пиратским флотом, который опустошал побережье, нанес тягчайшее поражение императорскому флоту, а потом... см.ниже.
Недавно подумал, что эта прочитанная в десятом классе новелла была первым моим опытом знакомства с не выходящей из моды международно-политической теории Soft Power.
(цит.)
"... Так или иначе, он (Киа-Кинг, Сын Неба) оснастил вторую, устрашающую по числу штандартов, матросов, солдат, оружия, припасов, астрологов и предсказателей. Командовать на этот раз пришлось Тинг-Квею. Несметное множество его кораблей заполонило дельту Сицзяна и отрезало выход пиратской эскадре. Вдова приготовилась к бою. Она знала, что бой будет трудным, неслыханно трудным, почти безнадежным, ибо дни и месяцы краж и безделья развратили людей. Но сражение не начиналось. Солнце спокойно вставало и заходило за трепетавший тростник. И люди, и оружие были настороже. Полуденный зной размаривал, отдых томил.
Дракон и лисица
Между тем ленивые стайки драконов ежевечерне взмывали в небо с судов имперской эскадры и деликатно садились на воду и на палубы вражеских джонок. Эти легкие сооружения из тростника и бумаги напоминали воздушных змеев, а их пурпуровый или серебристый цвет усиливал сходство. Вдова с любопытством разглядывала эти странные метеориты и вспоминала длинную и туманную притчу о драконе, который всегда опекает лису, несмотря на ее вечную неблагодарность и бесконечные проступки. Уже луна пошла на убыль, а фигурки из тростника и бумаги продолжали повествовать все ту же историю с чуть заметными отклонениями. Вдова печалилась и размышляла. Когда луна стала круглой в небе и в розоватой воде, история, казалось, пришла к концу. Никто не мог предсказать, всепрощение или страшное наказание станет уделом лисицы, но неизбежный финал приближался. Вдова поняла. Она бросила оба свои меча в реку, преклонила колена на палубе и приказала везти себя на императорское судно.
Спускался вечер, небо кишело драконами, на этот раз желтыми. Вдова, поднимаясь на борт, прошептала такую фразу: «Лисица идет под крыло дракона».
Апофеоз
Летописцы сообщают, что лиса получила прощение и посвятила свою долгую старость торговле опиумом. Она перестала зваться Вдовой и взяла имя, в переводе с китайского означающее «Блеск Истинного Образования».
«С того самого дня (пишет один историк) все суда обрели покой. Бесчисленные реки и четыре моря стали надежными и добрыми путями.
Земледельцы смогли продать острые мечи, приобрести быков и пахать свое поле. Они свершали обряды жертвоприношения, молились на горных вершинах и радовались целыми днями, распевая песни за ширмами»...".
PS: Тетя Вика так представляет героиню: "Госпожа Чжэн (кит. 鄭氏, кант. Чин Си, 1775—1844) — китайская морская разбойница, которая снискала славу одного из самых удачливых пиратов в истории".
Tags: Международные дела
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Жертвы и палачи.

    Читаю "Факультет ненужных вещей" Юрия Домбровского. Я правильно понимаю, что это самая крупная в нашей литературе попытка как-то представить, понять,…

  • Короли и дележ капусты.

    Заседание глубоко законспирированного кружка юных медиевистов "Седые яйца" выявило только наброски окончательного ответа на вопрос, который по итогу…

  • «… И не надейтесь — я не уеду!»

    "... Кстати, есть в этом что-то от Путина. Путин устроил в прошлом году «обнуление» примерно с теми же целями. Сам он, правда, заявил, что это был…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments