Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Странная пьеса.

Вчера, как в старые добрые времена, мы совершили настоящую "лэддистскую" акцию ("лэддизм" - практика исследовательско-жизнетворческих вылазок в социальные миры, в которых "вылезший" не живет и не бывает). Мы посетили премьеру "Семейного портрета с посторонним" в Драме. Лэддизм тут не в театре, а в пьесе. Это типичнейшая пьеса для провинциальных театров. "колхозная мелодрама" в духе Гуркинской "Любовь и голуби".
Написал ее некто Степан Лобозёров, имя которого лично мне ни о чем не говорит.
Чтобы было понятна суть пьесы, скажу только, что в зале не было НИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА, с которым я был бы знаком. Только в буфете перекивнулись с третьекурсницей САФа. И всё. Все остальные - совершенно неизвестный мне народ.
Но меня удивила пьеса. Типичная комедия положений заканчивается совершенно не так, как положено. Точнее, вообще никак не заканчивается. Такие произведения предполагают коллективный экстаз в финале - герои, между которыми случились недоразумения, сливаются в общей сцене. Тут же герои остаются в своих недоразумениях и встречают конец пьесы не просто не в общей сцене, но и в разных помещениях.
Я даже с утра специально нашел текст пьесы в интернете, ибо не мог поверить, что такая "игра против правил" не является креативом постановщика, а содержится у самого автора. Так вот содержится. Автор так и сочинил.
Если кто-нибудь видел постановки этой пьесы или (вдруг!) читал ее текст, у вас какие объяснения такой странности? Автор сам для себя взбунтовался против жанра, в который его заточила судьба?
Tags: Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments