Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Category:

Еще раз о "Щегле" Донны Тартт.

Сначала одно суждение, которое выскажу, рискуя подставиться под комменты тех, кто зачем-то пишет под подобными постами "а вот мне не понравилось".
Уверенно предположу, что "Щегол" окажется в "сокровищнице мировой литературы". Это роман не для хайпа на полгода. Он будет заметен, он будет упоминаем, он будет влиятелен еще много-много лет. Исходя из этого, и следует принимать решение, пробовать его читать или нет? Понравится или не понравится - это уже дело вторичное. Веса и статуса "Щегла" этим не отменить. Мне, например, много чего не нравится - Пруст не нравится, Стругацкие не нравятся... Но отрицать влиятельность первого для мировой литературы, и влиятельность вторых для отечественной я никогда не буду.
Теперь про сам роман.
Роман отчасти про дружбу человека думающего и потому "ослабленного рефлексией", и человека "витального", переполненного жизнью и от того очень сильного. Человека, проблематизирующего собственное существование (да и в целом жизнь, да еще и в категориях добра и зла), и человека, живущего энергией настоящей ницшеанской "жизненной силы". Человека, мучающегося проблемой выбора и боящегося ошибиться, и человека, воспринимающего жизнь не как экзаменационное испытание со стороны высоких инстанций, а как просто перемену комбинаций-стечений обстоятельств. Это все само по себе интересно, когда такие люди общаются, дружат, идут по жизни бок о бок.
Но вот, в чем прикол. Если спросить публику, которая не в курсе, как вы думаете, кто русский, а кто американец в паре "рефлексирующий и витальный"? Публика, разумеется, ответит, что русский это проблематизирующий и терзающийся, а американец это "человек жизненной силы". И я бы так ответил.
Но в романе американки Донны Тартт все наоборот. Рефлексирующий - американец. А размашисто живущий рефлексами - русский.
Почему так? Я не знаю. У самой Тартт не спрашивали про это?
Может она из тех форингов, кто, читая русскую литературу, решил, что настоящий русский это не Пьер Безухов и Иван Карамазов, а Федор Долохов и Парфён Рогожин?
Может русские с американцами вообще видят себя (и друг друга) наоборот? Мы думаем, что это мы думаем и мучаемся проблематизацией, а они "просто живут", а они думают, что все наоборот?
PS: Кстати, товарищ Томас Манн, более чем начитанный в русской литературе, что-то подобное изобразил в "Волшебной горе". Европейцы терзаются, русские движимы первобытной жизненной силой.
Tags: Литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Из записной книжки.

    - Я должен вас предупредить. Нашей организации присвоен статус иностранного агента. Это вас не смущает? - Нет. Все мы на этой земле в каком-то смысле…

  • Большой ВИК против Little Big.

    "Скажем прямо, ролики в стиле подросткового тик-тока и веселые перепалки с Little Big не выглядят принципиально важными для избирателя, живущего,…

  • Из записной книжки.

    Название для фильма ужасов. "Посторонним выход запрещен!" - Если мертвая точка с точкой бифуркации стыкнутся, кто кого заборет? - Не знаю, но судьёй…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments