Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Categories:

Верю!

Отличнейшая история про силу искусства.
К первой постановке "На дне" Горького актеры МХАТа отнеслись очень ответственно. Это понятно. Впервые на сцене российского театра ставился спектакль про жизнь бомжей. Надо было входить в образы. Режиссер Станиславский и актеры обратились к эксперту - Владимиру Гиляровскому ("Москва и москвичи"). Обратились не за тем, чтобы тот рассказал, а зачем-то за тем, чтобы тот показал. Гиляровский повел Константина Станиславского, В И. Немирович-Данченко, художника Симов и группу актеров МХАТа, задействованных в постановке, в самый отстойный район Москвы - на Хитровский рынок.
Служители Мельпомены идут "в народ" с водкой и колбасой, устраивают застолье для маргиналов и маргиналы вдруг...
Константин Станиславский ("Моя жизнь в искусстве"): "... Мы выставили на стол закуску, т. е. водку с колбасой, и начался пир. Когда мы объяснили им цель нашего прихода, заключающуюся в изучении жизни бывших людей для пьесы Горького, босяки растрогались до слез.
«Какой чести удостоились!» – воскликнул один из них.
«Да что же в нас интересного, чего же нас на сцену-то нести?» – наивно дивился другой.
Разговор вращался на теме о том, что вот, мол, когда они перестанут пить, сделаются людьми, выйдут отсюда и т. д., и т. д.
Особенно один из ночлежников вспоминал былое. От прежней жизни или в память о ней у него сохранился плохонький рисунок, вырезанный из какого-то иллюстрированного журнала: на нем был нарисован старик-отец, в театральной позе, показывающий сыну вексель. Рядом стоит и плачет мать, а сконфуженный сын, прекрасный молодой человек, замер в неподвижной позе, опустив глаза от стыда и горя. По-видимому, трагедия заключалась в подделке векселя. Художник Симов не одобрил рисунка. Боже! Что тогда поднялось! Словно взболтнули эти живые сосуды, переполненные алкоголем, и он бросился им в голову… Они побагровели, перестали владеть собой и озверели. Посыпались ругательства, схватили – кто бутылку, кто табурет – замахнулись, ринулись на Симова… Одна секунда – и он не уцелел бы.
Но тут бывший с нами Гиляровский крикнул громоподобным голосом пятиэтажную ругань, ошеломив сложностью ее конструкции не только нас, но и самих ночлежников.
Они остолбенели от неожиданности, восторга и эстетического удовлетворения.
Настроение сразу изменилось. Начался бешеный смех, аплодисменты, овации, поздравления и благодарности за гениальное ругательство, которое спасло нас от смерти или увечья.".
Сильная история. Про силу искусства. Гиляровский ведет "слуг искусства" в жизнь и в результате демонстрирует им не жизнь, а искусство... Искусство, в котором он сильнее жизни. Жизнь оказалась сильнее искусства актеров, но искусство Гиляровского оказалось сильнее жизни.
Прикол и в том, что жизнь, которую победил своим искусством Гиляровский, обрушилась на служителей искусства из-за того, что те не приняли ее, жизни, искусства.
Короче, крутейшая история.
PS: Надо было бы, чтобы бомжи, показывая Станиславскому на Гиляровского, хором орали: "Верю!"
Tags: Юмор
Subscribe

  • Звёзды не какают.

    Предвижу, что скажут, что пост про Быкова и Шульман, поэтому сразу скажу, что это не только про них. Феномен шире и глубже. Интереснейший феномен.…

  • Иллюзии, опыт, разочарование...

    Как всякий советский человек (точнее, как человек, чуточку успевший побыть советским), я многие годы думал, что противостояние власти со всем ее…

  • Одна пара и одна половинка без пары.

    Обе фразы (методологических принципа) справедливы. Слишком просто, чтобы быть правдой. Слишком сложно, чтобы быть правдой. Еще есть: слишком…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments