Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Category:

Зимняя дорога к Тихому Дону.

У "Зимней дороги" Леонида Юзефовича репутация лучшей книги о гражданской войне. С поправкой "лучшей современной" - принимается. Так-то - переплюнуть "Тихий Дон" не удастся уже никогда и никому. Не уверен, что шанс переплюнуть "Тихий Дон" был во времена, когда еще оставались участники и очевидцы главной драмы нашей национальной истории.
У Юзефовича много поэтизации, мифологизации, нарочитой эпичности - достаточно сказать, что эпиграфом к книге служат слова Эрнста Юнгера (это уже говорит о многом).
Помяну один интересный момент в этой книге.
Напомню, что сама книга - история столкновения двух настоящих благородных героев-воинов, белого и красного, двух сверхчеловеков. Оба сверхчеловека сгорели в одной борьбе, только в которой они и могли бы стать героями. Но героями друг против друга, с наличием собственной правды у каждого, а не объединенными, как в сказке, героями против всего плохого, за все хорошее.
А книга начинается с того, что автор читает дело "белого героя" в военной прокуратуре, слыша как за стенкой плачет жена офицера, осужденного за бессовестность и продажность в благословенные девяностые.
(цит.) "Я сидел в проходной комнате, а за фанерной переборкой рядом с моим столом находился кабинет одного из следователей, не слишком молодого для своего звания капитана. Иногда к нему приходили посетители, и я хорошо слышал их разговоры. Однажды он беседовал с женой арестованного командира танкового полка. Сквозь оклеенную веселенькими обоями фанеру доносился его наигранно бесстрастный голос: «Итак, это было в тот год, когда вся страна стонала под игом Рыжего…». Имелся в виду Анатолий Чубайс, в 1995 году назначенный вице-премьером. В то время полковник списал и толкнул на сторону два танковых тягача. Следователь с мстительной методичностью излагал его жене обстоятельства сделки. Она плакала. На полях моей рабочей тетради их разговор, ее всхлипывания и металлический тон его речи отмечены как фон, на котором я переписывал в тетрадь одно из писем Пепеляева жене, Нине Ивановне...".
Интересное начало эпохального романа. Словно намек на то, что вот два настоящих воина-героя, два пассионарных человека длинной воли уничтожили друг друга, а на их место пришли совсем другие "воины". Иначе, мир, который возник в результате гибели героев-антагонистов, породил тупо торговавших воинским долгом, присягой и военной техникой. За что же погибли настоящие герои?
В общем, из-за таких уроков мыслеобразовательности "Зимняя дорога" не переплюнет "Тихий Дон", автору которого, кто бы он ни был, просто хотелось выразить весь хтонический ужас, космическую трагедию произошедшего (без какой-либо "педагогики"). Но такие уроки мыслеобразовательности могут-таки поставить "Зимнюю дорогу" на второе место после "Тихого Дона".
PS: Про книгу еще так скажу. Это лучший литературный памятник нашей гражданской войне, который можно было поставить в XXI веке.
Tags: Литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Шестерёнка.

    "Вот вам мысли на сдачу". Из одного знакомого геополитика. "И чего вы из нас, геополитиков, каких-то монстров и Гитлеров лепите? Геополитика это не…

  • Из записной книжки.

    "Если будете объяснять детям, ну не совсем уж узникам детского сада, а, например, школьникам, то...". Отличный концепт "внутреннего чмошника". NN:…

  • Молодежная память о Явлике.

    В четверг выступал и отвечал на вопросы в Клубе публичной политики. Аудитория - сплошь студенческая. В отличие от многих (наверное, большинства) тех,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments