Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Category:

Торгаши и герои.

Отложил себе цитату из "Ненастья" Алексея Иванова. Пригодится в преподавании. Например, когда Вернера Зомбарта со студентами разбираем – "Торгашей и героев".
"Бойцы вспоминают минувшие дни". "Герои девяностых" вспоминают о девяностых и главном "герое девяностых" в их жизни, который в те же девяностые лег в могилу.
(цит.)
— Герка, прости, что лезу в душу… — Володя налил водки. — А почему ты не попросил наших парней тебе помочь, а решил Щебетовского ограбить?
Германа обескуражила простота этого вопроса.
— Да мне и в голову не пришло, — он пожал плечами. — По-моему, так уже не делается, Володя. Сейчас и время не то, и парни уже не те…
— Может, ты и прав, Герка. Но странно. Времена-то были тогда буйные, нам ли не знать? Но как-то было человечнее, ближе друг до друга…
— Мы были моложе, вот и секрет эпохи, — усмехнулся Герман.
— Нет, — твёрдо сказал Володя, — дело не в молодости. Действительно мир поменялся. Разве сейчас мог бы появиться Сергей Лихолетов?
— Что ты имеешь в виду? Если бы Серёгу не убили, он был бы.
— Не лично Серёга, а такой тип человека. Такой тип уже невозможен.
— А какой Серёга тип?
— Сергей по натуре — герой.
— Конечно, Серёга был храбрый. Он старался для всех и был честный — не воровал, как нынешние… Но никакого подвига он не совершил.
— Я не про подвиг. Герой — тот, кто прокладывает путь, поднимает народ с колен и ведёт за собой, жертвует собою ради всех. Кто творит историю. Разве сейчас нашёлся бы человек, который из толпы дембелей создал бы организацию, отбил бы огромный рынок, захватил бы жилые дома? Нет. И не потому, что нынче все трусы. Ты же сам сказал: так уже не делается.
Верно, сейчас делается так, как сделал Герман: хапнул и сбежал.
— Серёга тоже мог ограбить фургон, — задумчиво сказал Герман. — Но вот скрываться после грабежа ему было бы против шерсти. Он жил напоказ.
— А что тебя больше всего напрягало в те годы? — спросил Володя.
— Я как-то не определялся… То одного не хватало, то другого…
— Мне кажется, острее всего тогда ощущали несправедливость. Почему все работали вместе, и вдруг один — богач, а другой — бедняк?
— Сейчас разве по-другому?
— Точно так же, но сейчас это уже в порядке вещей. Ты не испытываешь никаких чувств от того, что Щебетовский владеет Шпальным рынком, а ты у него — водила. Жизнь есть жизнь. А в те годы подобные ситуации вызывали яростное несогласие...".
PS: Вернер Зомбарт ("Торгаши и герои"): "Торгаш и герой — они образуют два великих тезиса, как бы два полюса для ориентации человека на Земле. Торгаш подходит к жизни с вопросом: что ты, жизнь, можешь мне дать? он хочет брать, хочет за счёт по возможности наименьшего действия со своей стороны выменять для себя по возможности больше, хочет заключить с жизнью приносящую выгоду сделку; это означает, что он беден. Герой вступает в жизнь с вопросом: жизнь, что я могу дать тебе? он хочет дарить, хочет себя растратить, пожертвовать собой — без какого-либо ответного дара; это означает, что он богат. Торгаш говорит только о «правах», герой — только о лежащем на нём долге; и даже выполнив свои обязанности, он всё ещё чувствует в себе склонность отдавать".
Tags: Девяностые
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Шендерович.

    Каяться и просить прощения 9 мая, насколько я могу судить, и сейчас никто не запрещает, и тот же Виктор Шендерович может заниматься этим, сколько…

  • Демография страха.

    Давал комментарий про новые запреты и "новые репрессии". Немного поверх комментария. Вот современное российское общество. В нем есть устойчивое…

  • Отцеубийца - тоже сирота.

    Во всем Карле Марксе меня всегда более всего завораживала фраза "<буржуазия> производит... своих собственных могильщиков". Для молодого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments