Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Categories:

Это я, чеховский мальчик!

Мало кто знает, что в творческом наследии Евгения Евтушенко имеется образ Эдуарда Лимонова. Образ "чеховского гадкого мальчика".
Товарищи чеховеды, это что за "гадкие мальчики" у Чехова в глазах? О чем речь?
Евгений Евтушенко, поэма "Мама и нейтронная бомба" (1982).
"... Я встретился с Лёвой случайно в Нью-Йорке
в доме миллионера Питера Спрэйга,
где тогда служил мажордомом
бывший харьковский поэт Эдик,
получившний это место
благодаря протекции
мажордомши-мулатки,
которую вызвала мама,
медленно умирающая в Луизиане.
Эдик,
по мнению эмигрантской общественности -
чеховский гадкий мальчик,
приготовляющий динамит
под гостеприимной крышей
капиталиста,
тогда писал
свою страшную,
потрясающую исповедь эмигранта
в комнатушке с портретами Че Гевары
и полковника Кадаффи.
Миллионер отсутствовал.
Он улетел на «конкорде»
в Англию
на собственную фабрику автомобилей
«Остин Мартин»,
и Эдик пил «Шато Мутон Ротшильд» 1935 года,
если я не ошибаюсь,
года собственного рождения,
и заедал щами из кислой капусты,
купленной в польской эмигрантской лавке
на Лексингтон-авеню...
А Лёва, пришедший по инерции судьбы
с манекенщицей по кличке Козлик,
бывшей женой Эдика,
а ныне женой итальянского графа,
молча разрывал руками
ставшую импортной воблу
на мятой «Нью-Йорк таймс»,
исполняющей роль «Вечёрки»...".
Интересно, как на встречах с читателями Евтушенко объяснял, кто такой "Эдик"?
Tags: Вторичная редакция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments