Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Categories:

Православная литература.

Не сразу решился написать этот пост. Мало ли, "чувства верующих" же теперь положено беречь, как зеницу ока.
Но вот - пишу. Ниже вкусовое суждение невоцерковленного, неправославного человека.
Великая русская литература по-разному пыталась пристроиться к православию и пристроить православие к самой себе. В "Тоболе" Алексея Иванова есть эпизод, который, на мой вкус, является самым пронзительным, самым сильным и убедительным "православным" эпизодом в русской, а значит и в мировой литературе. Сильнее Достоевского и Толстого, сильнее Распутина и Солженицына. Сильнее всех на свете.
Умирает - уже почти умерла - жена старика (архитектора (архитектона) Тобольска) Семена Ульяновича Ремезова, "убитая" гибелью младшего сына в походе. Ничто не помогает - ни внимание близких, ни священник. Ремизов зовет Тобольского митрополита Филофея, главное церковное лицо в Сибири.
Прочитайте этот эпизод с "двумя перепачканными стариками". Он того стоит.
"... Через два дня Семён Ульянович привёл владыку Филофея. Это было последнее средство, которое Семён Ульянович придумал.
Все младшие Ремезовы, смущаясь владыки, перебрались в мастерскую. Семён Ульяныч принял шубу и шапку Филофея.
— Вот она, владыка, — бормотал он, словно Филофей мог не заметить Ефимью Митрофановну. — Неделю уже лежит… Ни слезинки не уронила, молчит, не молится, не ест ничего, только ночью встаёт водички попить…
Филофей тоже присел возле Митрофановны и погладил её по лбу.
— Ох, матушка… — печально произнёс он.
— Скажи ей что-нибудь, владыка, пусть встанет, — жалобно просил Семён Ульяныч. — Псалом какой прочти или святой водой окропи.
Филофей поглядел в тоскующие глаза Митрофановны.
— Что я ей скажу? Она о жизни больше моего знает.
— Умрёт ведь Фимушка моя, — едва не заплакал Семён Ульянович.
— Может, покормить её? — как-то простецки предположил Филофей.
Семён Ульяныч даже рассердился на такое глупое лечение.
— Разве ж мы не предлагали ей?
— А что она любит?
— Не знаю! — потихоньку понимая владыку, удивился своему неведению Семён Ульянович. — Всё ест… На Масленицу стопу блинов сметала.
— Давай тесто сделаем и блинов ей напечём.
— Так Великий пост.
— Господь простит.
— Сейчас Варвару позову, — дёрнулся Семён Ульяныч.
— Не надо Варвару, — остановил его Филофей. — Давай сами. Когда-то в Киеве я в просфорне послушание исполнял. Ищи муку, молоко и яйца.
Семён Ульяныч достал большую деревянную миску, в которой обычно заводили тесто для блинов, и натрусил в неё муки из берестяного туеса, правда, частью просыпал и на стол. Владыка Филофей налил в миску молока из кувшина, тоже плеснув на стол. Потом Филофей принялся половником перемешивать муку с молоком, а Семён Ульяныч нашёл лукошко с яйцами. Пытаясь разбить яйца в миску, он уронил одно яйцо на пол и поковылял за тряпкой. Филофей, перепачканный белым, неумело месил вязкое тесто, а Семён Ульяныч, кряхтя, ползал под столом, вытирая растоптанный впопыхах желток; он неловко толкнул стол и опрокинул туес с остатками муки.
Митрофановна неохотно, будто через силу, повернула голову. Два старика, митрополит и архитектон, возились у стола, претворяя тесто, чтобы порадовать её хоть чем-то. Но они ничего не умели, олухи. Митрофановна тяжело задышала, шевельнула плечом, потом тихонько заскулила и наконец закричала в полный голос. По морщинам её лица побежали крупные слёзы. Она кричала, выпуская из сердца нестерпимую боль, кричала и кричала, а Семён Ульяныч уже стоял рядом на коленях, вытирая ей щёки платком, и Филофей трясущимися руками протягивал ей кружку с холодной водой. ДУША ОЧНУЛАСЬ. АНГЕЛЫ ЛЕТЕЛИ НА ПОМОЩЬ".
Вот так надо писать, товарищи православные авторы!
Tags: Литература
Subscribe

  • Об одном моем знакомце.

    "Непонятно, как у него это получается. Когда он отсыпает сарказмы в чей-то адрес, да проще сказать, говном поливает, не возникает ни малейшего…

  • Литература и жизнь.

    В жизни мне довелось встретить копию лермонтовского Печорина. Один в один. В принципе незаурядный человек, который не может в жизни ничего, да и не…

  • Типаж.

    Человек, от которого в разговоре или в дискуссии можно услышать кое-что (и даже много) интересного и полезного. Но есть одно но. В самом начале…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments