Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Category:

Лучшее о девяностых.

"Он вытянул сигарету, по старой советской привычке машинально размял ее, хотя она в этом совершенно не нуждалась. Нынешние сигареты без того сгорали со скоростью бикфордова шнура".
"... за корпусом какие-то недоумки запускали фейерверк. Китайская пиротехника срабатывала не всегда, через раз дело ограничивалось пустым свистом. Когда петарда все-таки взрывалась, невидимый женский хор угодливо выражал свой восторг: «О-о-о!»".
Любой живший в девяностые по этому размятию сигарет, которые разминать не надо, они и так сгорают до фильтра за двенадцать затяжек" (выше, в непроцитированной части текста точно указано, что речь идет о "Магне"), или по китайской пиротехнике, срабатывающей через раз, подтвердит, что автор в девяностых разбирается.
Это бытовые детали, заставляющие свидетелей эпохи кивать при чтении - другие поколения, если и будут читать, то уже не обращая на это "кивательное" внимание.
Кроме бытовых деталей хватает и мыслеобразовательной лирики: "За прошлый год жизнь объяснила ему разницу между бедностью и нищетой... Бедность превращалась в нищету, когда не хватало сил ее скрывать".
Это "Журавли и карлики" Леонида Юзефовича. В общем, соглашусь с Дмитрием Быковым - этот роман Юзефовича является лучшей книгой о девяностых в русской литературе. При всем моем обожательном отношении к Алексею Иванову, "Ненастье" - так себе книга. Впрочем, было бы удивительно, если бы автор лучшей книге о Сибири в мировой литературе написал бы еще и лучшую книгу о девяностых.
У Юзефовича все один момент, который я не опознал. Герои часто говорят и думают в формулировках "при Брежневе" или "при Горбачеве". Совершенно этого не помню в той эпохе. Говорили: "при совке" (или "при советской власти"), "в перестройку" и "сейчас". Никаких персонификаций. Может, что-то московское? Или чисто Юзефовичевское?
PS: Цитаты в подтверждение (это не все, что можно найти в романе). "Жохов задрал голову, разглядывая эти руины птичьего уюта. – Они прошлый год не прилетали, – сказал стоявший на крыльце мужик с дворницкой пешней. – При Горбачеве еще жили две пары, птенцов вывели, и всё, ни одной нету. А раньше-то было! Ой-ё, сколь"; "При Брежневе все те, кто его печатал, считали себя его благодетелями, при Горбачеве – единомышленниками, сейчас – работодателями. Последнее не предусматривало личных отношений"; "Ученик, его мама или бабушка перед уходом клали в нее триста рублей. При Горбачеве урок стоил десятку, что примерно равнялось нынешним пяти-шести сотням, но запрашивать такую цену было опасно, желающие учиться игре на фортепиано убывали с каждым сезоном"; "Мама умерла от рака прямой кишки еще при Брежневе, а отец лишь однажды возник из небытия...".
Tags: Литература
Subscribe

  • Из записной книжки.

    Если стыкнутся корюшка и килька, кто кого заборет? Если бы у Международного валютного фонда был своей военно-морской флот, то была бы красивая…

  • Из записной книжки.

    NN заговорился, перепутал муж. и жен. рода. "Ну какая у народа логика? Не сидела – не мужик, не рожал – не баба". - Как там у Бродского? Ворюга мне…

  • Из записной книжки.

    В ситуации, когда в университете решили сделать майские "путинские выходные" рабочими (для преподов рабочими, для студентов учебными), но не удлинять…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments