Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Category:

Степан Аркадьевич.

Я не хочу сказать, что великая классическая русская литература создала всего лишь один образ, который вызвал у меня ощущение человека, шагнувшего на страницы романа прямо из жизни.
Но все-таки ничто меня так не било по мозгам в этом смысле так, как образ Стивы Облонского в "Анне Карениной". Когда я перечитывал роман в зрелом возрасте, я читал и видел не меньше трех-четырех реальных людей из жизни.
"...в нем, в его красивой, светлой наружности, блестящих глазах, черных бровях, волосах, белизне и румянце лица, было что то, физически действовавшее дружелюбно и весело на людей, встречавшихся с ним. «Ага! Стива! Облонский! Вот и он!» – почти всегда с радостною улыбкой говорили, встречаясь с ним".
"Степан Аркадьич в школе учился хорошо благодаря своим хорошим способностям, но был ленив и шалун и потому вышел из последних...".
"Степан Аркадьич получал и читал либеральную газету, не крайнюю, но того направления, которого держалось большинство. И, несмотря на то, что ни наука, ни искусство, ни политика, собственно, не интересовали его, он твердо держался тех взглядов на все эти предметы, каких держалось большинство и его газета...".
"Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят".
"...в совершенном равнодушии к тому делу, которым он занимался, вследствие чего он никогда не увлекался и не делал ошибок".
"Главные качества Степана Аркадьича, заслужившие ему это общее уважение по службе, состояли, во первых, в чрезвычайной снисходительности к людям, основанной в нем на сознании своих недостатков...".
"...во вторых, в совершенной либеральности, не той, про которую он вычитал в газетах, но той, что у него была в крови и с которою он совершенно равно и одинаково относился ко всем людям, какого бы состояния и звания они ни были...".
"Степан Аркадьич был на «ты» со всеми почти своими знакомыми: со стариками шестидесяти лет, с мальчиками двадцати лет, с актерами, с министрами, с купцами и с генерал адъютантами...".
"...он, тридцатичетырехлетний, красивый, влюбчивый человек, не был влюблен в жену, мать пяти живых и двух умерших детей, бывшую только годом моложе его".
"...а я не признаю жизни без любви, – сказал он, поняв по‑своему вопрос Левина. – Что ж делать, я так сотворен. И право, так мало делается этим кому‑нибудь зла, а себе столько удовольствия…"
"Одевшись, Степан Аркадьич прыснул на себя духами, вытянул рукава рубашки, привычным движением рассовал по карманам папиросы, бумажник, спички, часы с двумя цепочками и брелоками и, встряхнув платок, чувствуя себя чистым, душистым, здоровым и физически веселым, несмотря на свое несчастье, вышел...".
Tags: Люди
Subscribe

  • Из записной книжки.

    Ум, челюсти и совесть. Тройной слоган для старбумерской партии. "Скрепно! Бумерно! Путно!" Выступить с открытым зевалом. Школьница про…

  • Из записной книжки.

    Отказ от нескольких ломтиков сала на ночь (а сало-то из магазина фермерских продуктов) это первый шаг к скандинавским палкам. Нельзя допустить…

  • Из записной книжки.

    - Помог? Психолог-то? - И да, и нет. И нет, и да. Красиво так выражался, обещал "перепрошивку себя", а получилось... Так, погрустили два раза по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments