Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Categories:

Факты и мнения.

Лучезарный ветродуй Валерий Соловей сообщил на "Эхе Мск", что у нас не менее 1 600 умерших от коронавируса (и через 10 дней будет полтора-два миллиона инфицированных), но он не скажет, откуда он это знает. Генпрокуратура велела удалить с сайта подкаст и распечатку соловьиного свиста. Удалили.
Венедиктов защищает своего спикера (что, наверное, хорошо), но как-то странно.
"... Я напомню, что это была программа «Особое мнение», что это мнение нашего гостя. И что это никак не может квалифицироваться как ложные измышления, выдающиеся за правду… Поэтому я, например, понимаю, что Генпрокуратура, это месть Генпрокуратуры за историю с тем, что мы продолжаем объяснять генеральному прокурору господину Краснову, что не так сделал, расследуя убийство Бориса Немцова, будучи тогда в Следственном комитете. И не так сделал в расследовании убийства наших коллег журналистов в ЦАР... Поэтому я считаю, моя позиция, что там нет никакого ложного распространения никакой информации. Тем более что наш журналист усомнился в том, что говорит Валерий Соловей, как и положено и задал ему вопрос: откуда вы это взяли... Это очень опасная история, потому что теперь у нас любое мнение, у нас – в смысле в РФ – может быть выдано за распространение информации, что на самом деле неверно. Вот и все, что случилось.
А. Нарышкин― Вопрос к вам как главному редактору. Где грань между частным мнением и, например, заведомо тиражированием слухов, которые могут посеять панику…
А. Венедиктов― В контенте. Просто надо брать, во-первых, программа называется «Особое мнение». И все, что там говорит гость – это его мнение. Во-вторых, журналист «Эхо Москвы» выразил скепсис по поводу того мнения или той информации, то есть как продукт целиковый – эта история вот такая. Поэтому мне кажется, что в данном случае прокуратура, генеральный прокурор сводит счеты с «Эхо Москвы». Но мы будем продолжать задавать вопросы...".
Странноватые аргументы. Я, конечно, понимаю, что если человек говорит "Путин - диктатор", то это его мнение. Но если он говорит, что у нас тысячи умерли, но я не скажу, откуда я это знаю, и мы считаем это мнением, а не ложью и не дезинформацией (с вероятно опасными общественными последствиями), то что, собственно, тогда мы можешь называть ложью и дезинформацией? Может, нивелировать разницу между мнением и ложью (дезой) и дело с концом? И спокойно зажить. Точнее, неспокойно.
В самом деле, как сообщение о факте - 1600 смертей это факт, если нет, то что такое факт? - может быть мнением? Не понимаю, как профессиональный журналист и бессменный главный редактор величайшего СМИ может называть это мнением? Может, он какие-то аргументы не назвал?
Tags: Критика
Subscribe

  • На пересдачу!

    Как заслуженный ветеран множества культурных (контркультурных) партизанских войн против "царствия мира сего", я, конечно, поддерживаю, когда новое…

  • Возраст политического согласия.

    Интереснейший вопрос - вопрос о "возрасте отсечки". С какого возраста, если сказать примитивно, большинство склоняется к Путину, а не к Навальному?…

  • Выросшие на готовеньком.

    С последним поколением "счастливого советского детства" (1967-1973 гг. рождения) вышел изумительный прикол. Комический и драматический одновременно.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments