Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Categories:

Необычная свобода.

Прослушал в ютубзике длинные лекции о Делезе и Гваттари Александра Смулянского.
О Смулянском (он сам): "Петербургский психоаналитик, философ, исследователь современной философской и психоаналитической мысли, кандидат философских наук, с 2010 года – ведущий семинара «Лакан-ликбез»… В феврале 2019 г. в издательстве Высшей Школы Экономики вышла книга «Метафора Отца и желание аналитика» – работа, ставящая под вопрос теоретические итоги более чем тридцатилетнего существования лакановского сообщества без Лакана…".
Я правильно понимаю, что данный фрагмент лекции (см. ниже) свидетельствует о довольно высоком уровне ВНУТРЕННИХ академических свобод у отечественных интеллектуалов, о котором мечтать не могут их западные коллеги?
(цит.) "Мы знаем, во что превратилась вся эта история так называемого "фашистского выбора", история фашизма как такового. Эта история свелась к определенной системе грантов, которые выдаются тем, кто этот фашизм изобличает, кто клеймит тех, кто встал на его путь, кто пишет своего рода разоблачающие исследования, в которых те или иные лица изобличены в связях с фашизмом... Вся эта недобросовестная система бесконечного разоблачения фашизма и фашистского прошлого, конечно, является не освободительной, а репрессивной машиной... Мысль Делеза и Гваттари, за которой следует Ален Бадью - фашистский выбор, выбор субъектом фашистского режима тоже осуществляется в пользу освобождения. Многие восприняли приход к власти фашистских сил как возможность наконец-то прекратить ту систему медленных, тихих угнетений, которым они подвергались в самых разных местах. Это угнетение внешнеполитическое, угнетение внутриполитическое, это угнетение университетское, это разные виды угнетений в области искусства... Мужественным сегодня является не признание следствий фашизма, которые давно всем известны, которые сегодня являются аппаратом для разного рода академических спекуляций, махинаций. Известно, что Холокост сегодня давно не является чем-то освободительным, чем-то потрясающим сердца и души. Напротив сегодня это средство для гранто-вбрасывания относительно исследований Холокоста и его жертв, и в этом плане он становится совершенно репрессивным. Исследования о Холокосте чуть ли не репрессивнее, чем сам Холокост. Потому что если Холокост и является ужасной репрессией, то, по крайней мере, это репрессия, которая подает себя как репрессию, тут нет двух мнений. А исследование Холокоста так переписывает академическое поле, чтобы поощрения получали те, кто явно лоялен по отношению к всей это антифашистской истории, это исследование оказывается актом вторичной репрессии. Это репрессия более тонкая, более жесткая".
Tags: Власть
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Из записной книжки.

    Из олигархического (в ответ на обращение "товарищ"). "Оффшорный волк тебе товарищ!" По-модному, по-столичному, по-молодежному сейчас положено…

  • Один из двух глаголов лишний.

    Еще разок узрев, что творится в кругах либеральной интеллигенции по поводу Венедиктова из-за электронного голосования и Муратова из-за того, что ему…

  • Чтобы день Парижской коммуны не прошел зря...

    30 октября - большая дата, шестидесятилетие взрыва самой большой термоядерной бомбы в истории. "Царь-бомбы" (или "Кузькиной матери") на Новой Земле.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments