Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Categories:

Год без Левченко и серкомиков.

Что это было? Этим вопросом задавались не только "попавшие под лошадь", но и многие наблюдавшие одну пиаровскую (политтехнологическую) историю совсем со стороны (недавно обсуждали это в личке с одним до сих пор изумляющимся товарищем).
Тайну ответа на этот вопрос бывшие чиновники Левченковской администрации Павел Добродеев и Ирина Алашкевич унесли с собой в политическую могилу своего шефа. Не уверен, что они когда-нибудь скажут что-то честное на эту тему, более того, не уверен, что они сами себе способны честно на этот вопрос ответить. Вполне вероятно, что психика людей, посвятивших свою профессиональную жизнь служению какому-нибудь начальству, то есть, людей, по большому счету себе не принадлежащих, исключает любые откровенности на подобные темы даже с самим собой.
В извечном русском споре на тему, кто хуже царь или бояре, я всегда стоял на том, что хуже всего челядь, однако суждения мои на эту тему имели все-таки достаточно абстрактный характер, и только эпоха губернаторства в Иркутской области Сергея Георгиевича Левченко позволила связать их с яркими практическими примерами.
Сегодня исполняется ровно год с того дня, как экс-губернатор Иркутской области С.Г. Левченко написал заявление об отставке. О плюсах и минусах его губернаторства пусть спорят политологи и историки. Для меня это губернаторство совершенно неожиданно обернулось абсолютно "личной историей", а его отставка знаменовала сразу несколько приятных вещей. Уже на следующий день после ухода Левченко я точно знал, что теперь ни один региональный чиновник больше не получает деньги за сочинение и распространение через фейсбучных ботов лжи про меня и членов моей семьи. Что никто из Серого Дома больше не будет теперь давить на руководителей СМИ, в которых я мелькаю, требуя запрета Шмидту на такое мелькание. Что прокуратура больше не будет просить руководство университета срочно проверить, присутствую ли я на рабочем месте и актировать отсутствие, если меня там не будет. Что в учреждениях культуры больше не будет внутрислужебных разносов за то, что они посмели привлечь к своим мероприятиям личных врагов губернатора. То есть лично для меня мир довольно существенно очистился от грязи и подлости, с уровнем которых, я, пожалуй, никогда в жизни не сталкивался. Когда я слушал лицемерные пояснения Сергея Георгиевича к своей отставке – он говорил, что ушел, чтобы защитить от информационной грязи своих чиновников-соратников – я улыбался. Ведь он своим уходом защитил от грязи не соратников, а меня и еще нескольких таких, как я. Немаловажно и то, что с его уходом для меня закончилась и явно затянувшаяся череда разочарований в отдельных людях.
Дело в том, что и полугода не прошло после триумфальной победы Сергея Георгиевича на губернаторских выборах в сентябре 2015-го года, как его информационная челядь повела войну на репутационное уничтожение совсем небольшой группы лиц, посмевших слишком демонстративно "не переобуться" и проявлять недостаточную восторженность по поводу "народного губернатора". Я был удостоен чести быть включенным в группу "приговоренных" и думаю, что удостоился этим наивысшего в моей жизни внешнего признания. Практически исключено, что когда-нибудь повторится ситуация, в которой региональные чиновники отнюдь не последнего ранга (профессиональные труженики целого экспертного управления при губернаторе Иркутской области и целой губернаторской пресс-службы) не просто обратят внимание на мое существование, но будут тратить на меня оплаченное деньгами иркутских налогоплательщиков рабочее время, не исключаю, что и получать за это дополнительные гонорары из всё тех же бюджетных денег или денег каких-нибудь спонсоров иркутского губернатора.
Результативную эффективность данной профессиональной деятельности информационной обслуги Левченко оценить просто. Достаточно сказать, что после отставки "народного губернатора" именно я был приглашен руководством телевизионного канала, контролируемого депутатом Госдумы, однопартийцем бывшего губернатора, комментировать в прямом эфире прощальную пресс-конференцию Левченко. "Шмидт появился с видом победителя на телеканале коммуниста Щапова и надругался над памятью народного губернатора" - возмущались тогда правоверные симпатизанты ушедшего Левченко, ряды которых, к слову, таяли с каждым днем. Я много чего еще бы мог помянуть, но, думаю, уже этого достаточно, чтобы оценить эффективность кампании по "уничтожению персональной репутации", устроенной профессионалами пиара, SMM и прочих высоких искусств нашего века. Более того, каждому из нас, опасных недобитков образца 2016-2017-го гг., есть чем похвастаться в таком вот духе.
Есть еще и сугубо человеческие уроки этой истории и они, пожалуй, удивляют своей банальностью. Но раз банальность не помогла эти уроки усвоить априори, я их поговорю. Может, кому-нибудь в жизни поможет.
Никакое начальство не бывает вечным. Большинство же начальств не просто временны, они – кратковременны. А это значит, что в один прекрасный момент твое начальство исчезнет, а ты останешься в одном мире с людьми, которых поливал ради своего начальства собственным, пусть завернутым в самую креативную упаковку, дерьмом, наивно полагая, что цветастость упаковки не позволит тебе испачкаться. Причем, в этом своем дерьме (уже без всяких упаковок) ты и останешься.
Вернусь к вопросу, что это было? Проявление каких-то личных комплексов, например, простой человеческой зависти к тем, кто может позволить себе иметь собственное мнение со стороны тех, кто, мучаясь немалыми амбициями, связал свою жизнь с профессиями, в которых собственное мнение исключено? Специфическое истолкование собственных профессиональных обязанностей? Искренняя уверенность в том, что ты борешься с действительно настоящими врагами своего господина и, как всякий настоящий самурай, обязан это ради него делать? Чисто чиновничье выдумывание себе работы для того, чтобы продемонстрировать начальству свою нужность и даже незаменимость? Деятельность, за которую можно было получать какие-то доплаты? Я не знаю ответов на этот вопрос – было отчетливо видно, что не только в деньгах было дело – а те, кто знают, как я уже заметил выше, едва ли скажут.
Коллега осиротевших серкомиков по информационной работе как-то сказал по их поводу: "И все-таки любопытно, в мире каких розовых губернаторов надо пребывать в отнюдь немолодом возрасте, чтобы всерьез верить, что Левченко пересидит Шмидта и Гимельштейна, Солонину и Суркову?"
Все так. Губернатор только был не розовый, а красный.

PS: Чуть не забыл. Искренне желаю всем работающим в информационном и аналитическом обеспечении губернатора Иркутской области не повторить ошибок своих предшественников. Сами видите, чем эти ошибки оборачиваются.
Tags: После красных
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Увязшие в собственной правоте, связанные в узлы…".

    Про риски для выбравших толкиенистско-армагеддонистую "картину мира" в восприятии политики. Когда политика воспринимается не как разборка вокруг…

  • Из мысленаблюдений.

    Все чаще наблюдаю, что люди выходят в социальные сети с одной странной целью - на кого-нибудь обидеться. Чем-нибудь "задеться" и обидеться. Пытаюсь…

  • История. Про 8 марта.

    Где-то в начале 2000-х блистал в узких, но тщательно отобранных кругах один толстяк, гедонист, балагур, весельчак и поэт, к сожалению. К счастью,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment