Лангобард (langobard) wrote,
Лангобард
langobard

Categories:

Гимн рождению Нового времени.

Об "Острове накануне" Умберто Эко. Да, пожалуй, это самый скучный его роман - студентам, жаль, не посоветуешь. Но по мере чтения у меня складывалось ощущение, что это самый глубокий его роман, которое к концу чтения окончательно утвердилось.
Немного про эпоху и эпохи.
XVII век - даже первая половина XVII века - важнейшая, судьбоносная эпоха для истории Европы.
Да, важна "осень Средневековья" (XIV-XV вв.), когда случились смертельная болезнь, разложение "традиционного общества".
Да, невероятно важен XVI век - смертельный удар по "традиционному обществу". Великие географические открытия, Реформация, высокое и позднее Возрождение, бурное развитие вполне себе настоящего капитализма (трансграничной частнособственнической, олигополистической экономики, "трансграничность" которой уже не сводится к торговле на дальние расстояния предметами роскоши), становление суверенного абсолютизма (Англия, Франция)…
И еще судьбоносная для всего мира схватка универсалистского формата политики (империя Габсбургов) и формата локальных суверенных государств (Англия, Франция, Голландия, протестантские княжества Германии) с победой суверенитетов над империей.
Однако окончательно для Европы все решается в XVII веке (в первой его половине). Новая наука и новая философия науки - Галилей и Ньютон, Френсис Бэкон и Рене Декарт, то есть "научная картина мира". Капитализм необратимо становится ключевым экономическим укладом в Западной Европе и экономическим основанием настоящего глобализма. Тридцатилетняя война с настоящим парадом суверенитетов (рождение первой в истории полноценной "системы международных отношений" (Вестфальской)) и окончательным утверждением принципа сосуществования (веротерпимости) католицизма и протестантизма, окончательный отказ от планов каждой из сторон "окончательно" победить другую. Активное формирование почти современных наций – путь, ведущий к Великой французской революции и всех последующих "революций народного суверенитета" XIX века. Настоящий кризис (упадок) сословных ценностей, в непоследнюю очередь проистекающий из того, что любой простолюдин может на поле боя застрелить любого маркиза из аркебузы (такая фигня, впрочем, началась еще в XVI веке).
Но главное - окончательная смена "картин мира". Окончательное становление новоевропейской цивилизации, противоположности средневековой Европы, со своей картиной мира, своими ценностями, своей психологией, со своим особым "новоевропейским человеком" и т.п.
Роман "Остров накануне" это просто гимн заре Нового времени в европейской истории, гимн рождению новоевропейской цивилизации, рождению новоевропейского человека.
Что это за "картина мира", о которой речь? Если просто – полноценный рационализм. Плюс вера в познание мира, опирающееся как на рационализм, так и на методы экспериментальной науки. У этой картины мира есть радикалы - не просто скептики, но и настоящие атеисты (и те, и другие мелькают в романе Эко). Но ядром мировоззрения является примерно следующее. Господь Бог сотворил мир согласно разуму и поселил в нем разумного человека. Мир этот подобен заведенным часам, механизму. Разумный человек может разгадать все его тайны и секреты (все в мире понять, разобрать на части) и зажить в этом мире комфортно. Никакого вызова Творцу в этом нет. Не исключено, что это даже реализация поставленной Творцом перед человеком задачи. Задачи сыграть с Богом в "Что? Где? Когда?", в "Свою игру". Ответить на все вопросы, во всем разобраться. Этим увлекательным занятием - каждый по своим причинам - заняты в романе почти все: и передовые иезуиты, и проклинаемый ими Галилей, и кардиналы Ришелье и Мазарини, и главный герой Роберт, и выдуманный им несуществующий двойник Феррант, и множество разных других героев. И герои, и целая цивилизация охвачена настоящей жаждой познания. Герой, оказавшись на "необитаемом корабле", бросается познавать корабль примерно так же, как обобщенный европеец бросается познавать мироздание и природу.
Вот гимном всем этим переменам - не переменам, начавшимся или разгоняющимся, а переменам, становящимися необратимыми, окончательными, становящимися "системой", которая уже не столько отрицает прошлое, сколько созидает как безальтернативное и неизбежное будущее - является роман "Остров накануне". "Остров накануне" это гимн эпохи - гимн рождению Европы нового времени с ее рационализмом, наукой и всем таким - как "Имя розы" это ода умирающему Средневековью.
Но поскольку Эко гений, то его гимн не просто восславление, но и выходы на всякие побочные, усложняющие и где-то даже пугающие тропки-дорожки. Одержимый познанием герой, очень легко переходит какие-то невидимые линии, за которыми познание оборачивается генерированием художественных вымыслов, а потом вообще безумием. Одинокий рационалист, размышляющий над данными своего опыта и о Боге одновременно... сходит с ума. Новоевропейский человек, всматривающийся в себя и в природу (и в Бога), сначала становится человеком, воображающим и фантазирующим, потом становится просто сумасшедшим. Такая вот эволюция "рационалистической робинзонады". Ты - один. Кроме тебя - природа, созданная Богом, и сам Бог. Но и природа, и Бог это то, что тоже существует каким-то образом в тебе (тоже часть тебя). Ты в это вдумываешься, вмысливаешься, пытаешься познать и... сходишь с ума.
PS: В "Острове накануне" есть и тема, которой Эко видимо без лести предан. Вероятно это главная его тема - сопротивление-взаимодействие думающего (критически, скептически) человека и маразма-лицемерия, в котором навеки погряз лежащий во зле мир. Тень Вильгельма Баскервильского витает над романом.
PPS: Самый классный образчик гениальности Эко. Когда оказавшийся на "необитаемом корабле" (гениальный образ) герой Роберт (обыгрыш имени Робинзон) обнаруживает-таки своего Пятницу, им оказывается охваченный жаждой познания иезуит. Иезуит!! Охваченный жаждой познания!! Который начинает героем понукать и командовать, учить его разным научностям (Пятница учит Робинзона) а потом гибнет совершенно по-лоховски. Гибнет в процессе практического эксперимента - в водах морских. Как Френсис Бэкон, смертельно простудившийся в экспериментах по замораживанию куриц.
PPPS: В романе полно разборок вокруг загадок времени, и это конечно же важно и для автора, и для романа, но вот конкретно в это я не лезу. И не цепляет, и никогда ничего в этом толком понять не мог.
Tags: Литература
Subscribe

  • Единство риторики.

    Генерал де Голль на какой-то пресс-конференции 5 сентября 1961 года: "... несмотря на принуждение, изоляцию от остального мира и воздействие силой,…

  • Пошляк позапрошлой давности.

    Скажите мне, дорогие знатоки русской классики и дискурсов XIX века, не поминая Набокова (человека из XX века), какой смысл участники этого эпизода у…

  • Траектории "институтов".

    Из одной яркой столичной интеллектуалки, умеющей держать гуманитарный нос по западно-дискурсивному ветру. (цит.) "Есть бытовой расизм. Есть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments