Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Шестерёнка.

В мой комментарий ИА !"Телеинформ" попала фразочка, которая так прекрасна, что, пожалуй, сам у себя возьму ее на вооружение: "Мысль не моя, но тоже имеет право на существование".

Строчка из биографии.
Изгнан из масонской ложи за скрытность.

Из разговора.
"За что я благодарен ковидику – отличная репетиция старости в смысле слабости и беспомощности, этакое ОБУЧАЮЩЕЕ ПОПАДАНСТВО".

Универсальное начало для любого рэпчика.
"Смейся, пацан, над разбитой любовью!"

Хайт на хейте, хейт на хайпе…
Надо бы просто объединить в слове "хайт".

Русый черт.
"Черта русого вам всем!"

Тайна спускового крючка.

"Массовые расстрелы" в США - реалии последней четверти века. Базовая причина проста и это не "бездуховность американского человека", а элементарно огромное количество оружия на руках у населения. Оружие не может не стрелять время от времени.
Но вот вопрос. Такое же огромное количество оружия было в руках американских граждан и в 1950-1980-е. Тогда вообще "массовые расстрелы" были? Если были, то явно не в таких масштабах, как в последние четверть века.
Что такого было в том "духе времени" (холодной войны), что блокировало расстрелы? Что такого произошло в Америке 1990-2000-х, что это все полилось рекой?

Позволить себе нашить на вышиванку накладные карманы.

"По словам Зеленского, он «был удивлен несколько раз». «Помимо самого решения США вторым сюрпризом безусловно стал тот факт, что я узнал об этом из прессы», — сообщил он, указав, что «отношения между стратегическими партнерами должны быть прямыми»...".
Во кидалы бессовестные!
"Он назвал трубопровод «настоящим оружием» в руках России, добавив, что только США были способны остановить его строительство. «Я определенно не ожидал, что пули к этому оружию могут быть предоставлены такой великой страной, как США», — отметил Зеленский...".
https://www.rbc.ru/politics/07/06/2021/60bd56359a7947d02ad02ac7
Бывшая братская республика начинает обретать международно-политическую субъектность, пока в виде "вякать что-то свое, не под диктовку".
Империалистически и суверенитетски поддерживаем! Молодцы! Так держать!

12 лет спустя.

Мой пост от 2009-го года. 11 лет прошло... Это только кажется, что 11 лет назад "мы жили в совершенно другой стране".
(цит.) "Происхождение дискурса?
Когда-то lady_vi с изумлением процитировала ЖЖ какого-то литератора, ФИО которого не раскрыла.
"уже более 60-ти лет прошло, а эти люди все никак не могут перестать делать из этой войны святыню. стыдно даже как-то. давайте еще 1812-й год вспомним. неужели других ценностей нет? а, вот, видимо, нет других ценностей. все ценности просрали. что же мы всегда будем гордиться муками и смертью?"
Я себе скопировал на память. Кстати выложил не для комментов в стиле "вот же мудачье поганое", просто вспомнилось.
Просто есть вопрос, который давно меня интересует. Вот известная манера представления "9 мая" как праздника торжествующей вечно деспотической российской власти, праздника сталинизма, путинизма, совка, империализма, "империи зла" и прочих безобразий - это как бы достижение нынешних времен или как-то отрабатывалось еще в диссидентской традиции?
Грубо говоря, в семидесятые находились какие-нибудь борцы с вечными огнями, типа нынешних борцов с ленточками?"
PS: Судя по тому посту, тогда только не было "одетых в военную форму детей". В этом году заметил, что с ленточками особо никто не борется (вообще не видел ни одного упоминания), а вот "детям в военном" достается в первую очередь.

Фрейлина Тютчева не понимает умом Россию.

Борис Акунин в своей истории пишет, что это фрейлина Анна Тютчева (дочь поэта и жена Ивана Аксакова) так реагирует на поражение России в Крымской войне. На самом деле, это запись из ее дневника от 24 сентября 1854 года. Это реакция на новости о том, что Севастополь осажден иностранными армиями и русская армия мало что может сделать, то есть до сдачи Севастополя еще почти год, до поражения в войне еще больше.
(цит.) "Моя душа полна отчаяния. Севастополь захвачен врасплох! Севастополь в опасности!... В публике один общий крик негодования против правительства, ибо никто не ожидал того, что случилось. Все так привыкли беспрекословно верить в могущество, в силу, в непобедимость России. Говорили себе, что, если существующий строй несколько тягостен и удушлив дома, он по крайней мере обеспечивает за нами во внешних отношениях и по отношению к Европе престиж могущества и бесспорного политического и военного превосходства. Достаточно было дуновения событий, чтобы рушилась вся эта иллюзорная постройка...".
После какого-нибудь "окончательного провала путинизма" свободолюбивая публика может списать слова прямо у фрейлины Тютчевой.
PS: Продолжение её записи к нашей ситуации не подходит. Ибо там рассуждения о том, что Николаевская Россия слишком служила Европе, а думать надо было о себе.
(цит.) "В политике наша дипломатия проявила лишь беспечность, слабость, нерешительность и неспособность и показала, что ею утрачена нить всех исторических традиций России; вместо того, чтобы быть представительницей и защитницей собственной страны, она малодушно пошла на буксире мнимых интересов Европы. Но дело оказалось еще хуже, когда наступил момент испытания нашей военной мощи. Увидели тогда, что вахт-парады не создают солдат и что мелочи, на которые мы потеряли тридцать лет, привели только к тому, что умы оказались неспособными к разрешению серьезных стратегических вопросов".

Победитель платит (к трехсотлетнему юбилею другой военной победы).

Петр Первый выиграл Северную войну, ослабил Швецию, забрал Прибалтику, прорубил окно в Европку, провозгласил Россию империей...
"И грянул бой, Полтавской бой! ...", крепость Орешек ("Правда, что зело жесток сей орех был, однако же, слава Богу, счастливо разгрызен… Артиллерия наша зело чудесно дело своё исправила"), новая столица на костях и болотах...
В школьных учебниках не сказано, что победители заплатили побежденным. Да-да, побежденным. На самом деле, по условиям Ништадтского мирного договора (1721 год) - в этом году (10 сентября) триста лет, мои поздравления прибалтам - Россия получила Прибалтику и репутацию начинающей крутой европейской державы, но вернула Швеции захваченную в ходе войны Финляндию и заплатила Швеции за свои приобретения сумму в половину тогдашнего годового бюджета России и равную годовому бюджету Швеции. (цит.) "2 миллиона ефимков при весе монеты в 1721 году 28 граммов — это 56 тонн серебра".
Вспоминаю всегда этот случай, когда приходится рассуждать, что возможно следовало заплатить Украине за Крым компенсацию и урегулировать, тем самым, болезненное изменение границ.
Но вот вопрос. А какие еще в истории есть прецеденты каких-либо выплат побежденным со стороны победителей?

Из записной книжки.

Название для гомоэротического журнала – "Милый Кюхля".

- Пальцем в носу ковыряться неприлично.
- Небось в носу Гоголем ковыряться прилично?

- Есть версия, что конфликт бумеров и зумеров устроили миллениалы. Чтобы все про них забыли.
- Точно. И они по тихой сапе чего-нибудь из бюджета утянули.

Из тостов 23 февраля.
"В армию нас уже не возьмут, но к штабной работе мы всегда готовы".

"Я дам вам попкорн. И парабеллум".

"Лучше со временем не понять, что хотел сказать, чем со временем понять, что хотел сказать".

Два подхода к одной торпеде.

Есть две модели властного (провластного) пропагандизма. Два способа возгонки любви и уважения к "национальному лидеру".
1. Простейшая. Лидер остается в одиночестве. Вокруг него нет никого, кто мог бы составить ему хоть какую-то конкуренцию. У нас это называется "зачищенное пространство", "вытоптанная поляна" или "выжженная земля". Ответ на вопрос граждан, почему они должны любить лидера, очень простой: потому что больше любить некого.
Хорошая модель, жаль, что плохо подходит к реалиям XXI веке, и дело не только в том, что от нее отдает нафталиновым смрадом советского прошлого. Сия модель не создает интриги, не задает азарта, не порождает ничего интересного. А граждане в XXI веке хотят, чтобы было интересно. Чтобы были интрига и азарт.
2. Модель посложнее. Лидер остается не один, а один на один с альтернативой - причем с альтернативой в виде абсолютного зла. Ответ на вопрос граждан, почему они должны любить лидера, усложняется и теперь звучит по-другому. Уже не в виде вопроса на вопрос: "Если не он, то кто?". А в виде ответа на все вопросы: "Если не он, то зло". Тут уже интересно, здесь уже есть интрига, есть азарт - кто кого заборет? - и это... эффективнее.
Когда гражданам предлагают любить Путина, никого не показывая взамен, они рано или поздно перестанут любить Путина. Это грандиозная ошибка пропаганды - полагать, что будут любить, потому что больше некого. Когда "больше некого", будут не любить, а обращать внимание на недостатки, которые есть всегда, сравнивать их с "представлениями об идеальном", которые есть у каждого, и будут не любить, а разлюбливать. А потом ненавидеть. А вот если показывать пусть только возможное, но все-таки реальное "зло", то будут забывать, как об идеальном, так и о недостатках, и будут любить по-настоящему.
Когда любовь к лидеру падает, можно вернуть ее - но не уничтожением альтернатив, а созданием такой альтернативы, что ужаснет, и заставит полюбить лидера по-новому.
Такого (игры с альтернативой) мы давно (после 1996-го года) по-настоящему не видели, но велик шанс посмотреть.

Война и мир.

Реплика университетского препода, которому доводится время от времени иметь дело со школьниками и студентами техникумов.
Выбор Великой Отечественной войны в качестве главной исторической святыни для формирования постсоветской российской нации по формальным критериям вроде бы был абсолютно правильным. Лучше всего для такого подходят феномены прошлого, имеющие бесспорное общенациональное и одновременно всемирно-историческое значение, и желательно опирающиеся на семейные истории. Выбирать в этом смысле было, в общем-то, не из чего. Самую влиятельную в истории человечества революцию во имя утопии всеобщего равенства, справедливости и материального достатка (то, из чего сотворяли предмет гордости для советских людей) отнесли на помойку неоднозначности. Полет Гагарина и освоение космоса были круты, но не имели семейных историй, плюс космическая романтика далека от мира простого человека. Оставалась только война.
Но с ней случились риски, с которыми справиться видимо невозможно. Ценности массового военного героизма, увы, точнее, к счастью, не имеют принципиального значения для современного человека, поэтому ковать на их наковальне молодежь, которая умиляла бы взрослых на их старость лет, просто невозможно. Молодежь знает, что войны сейчас это либо как в Сирии - работа узких профессионалов, которые посвящают этому всю жизнь - либо, если речь пойдет о действительно большой войне, все будут решать опять же высокопрофессиональные руки сидящих за кнопками пусков баллистических ракет специалистов. То есть, бежать добровольцами в военкоматы совершенно не нужно. Тотальные бескомпромиссные войны ради национального выживания, с многолетними фронтами - войны, в которых главные козыри это массовое терпение и массовый героизм - России просто не грозят. Поэтому молодежь не очень понимает: зачем? Зачем этого всего "про войну" так много? И почему это все навязывается в стиле "долженствования", а не в стиле свободного обсуждения?
Не исключено, что если бы из комсомольских строек в Сибири и на Дальнем Востоке делали историческое основание для национальной идеи, молодежь и то лучше бы это понимала. Она, кстати, реально лучше понимает это, когда им рассказываешь про молодых людей и девушек, которые не хотели жить в одних квартирах с родителями - пусть и в столицах - и отправлялись в тайгу строить какую-нибудь Братскую ГЭС. Это более ясно, это понятно, потому что многим не хочется в восемнадцать-двадцать лет находиться под родительским контролем, а работы и денег на собственное жилье нет.

Каждой большой идее нужен свой крейсер "Аврора".

После настойчивых требований отца сибирского либертарианства М.Д., принялся-таки изучать роман Роберта Хайнлайна "Свободное владение Фарнхэма". По мнению отца-основателя этот роман является манифестацией либертарианских идей такого уровня, что сопливая старушка Айн Рэнд со своей "атлантовой (атлантической) библией либертарианства" в сравнении с романом Ханлайна это просто хуже плотника в сравнении со столяром.
С учетом того, что после 16 лет я вообще ничего не читал из фантастики (за исключением Стругацких и одного рассказа Роберта Шекли), чувствую себя космонавтом на другой литературной планете. Хайнлайн ведь, насколько я знаю, даже среди любителей фантастики считается автором эконом-класса, поэтому постигаю заодно среднюю температуру в этой палате литературной больницы..
Но понравилось, что главный либертарианец в романе, критик американского государства за то, что оно превращает когда-то свободных американских граждан в рабов, полагающий что катастрофа ядерной войны обнажит перед оставшимся в живых крутость либертарианских ценностей - бывший военный моряк. Он еще пережил ряд банкротств - это как раз вписывается в либертарианский образ - но то, что он военный моряк в прошлом, это отличная находка автора.
Со всех знакомых либертарианцев после этого намереваюсь требовать демонстрации военного билета.