Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Может, пригодится кому.

Жизненное кредо, выработанное еще в подростковом возрасте, и практически никогда не подводившее.
За хоть сколько-нибудь оригинальный и, при этом, принципиально незлобивый ум, человеку можно простить всё.
P.S. Даже неуважение к Нонне Мордюковой.

Общественное, личное или… авторское?

"... и ребеночек, после месяца жизни в инкубаторе, подумаешь, что в нем было, двести пятьдесят граммов, пачка творога, — он умер, его даже не отдали похоронить".
Знаток русской литературы сразу опознает по этому сравнению недоношенного ребенка с пачкой творога Людмилу Петрушевскую. Ну а то, что ребенок умер, так вообще не оставит никаких сомнений.
Но бывает интересные споры.
Этим приемом с "пачкой творога" Петрушевская тонко воспроизводит строй позднесоветской жизни - без голода, но с постоянным недопотреблением, с вечными очередями и дефицитом - в котором продукты могут примерещиться в любом переживании?
Или так она рисует философию конкретного героя, точнее, героини?
Или это просто фирменный почерк Петрушевской?

Гуманитарии и гуманитарное гонево.

Слушаю лекции Дмитрия Быкова о русской литературе XX века. Кстати, чувствую, что сегодня я сто тысячный раз должен продекларировать, что считаю Дмитрия Львовича самым интересным нашим современником, и никакая моя "критичность" в его адрес не отменяет этого факта.
Ну так вот. К важному вопросу про нас, гуманитариев. Когда мы, гуманитарии, загоняем чего-нибудь смачное, мы действительно верим то, что говорим, или внутренне понимаем, что просто набрасываем, либо вообще осуществляем действие, как некие биороботы, то есть, в нас нет никакого внутреннего субъекта, который верит или не верит в то, что говорит?
Вот Быков о "Детях Арбата": "Вообще считалась, что книга Рыбакова советская, что она написана суконным советским языком, что герои ее правильные, и, в общем, она имела некоторую ценность только как стенобитный таран, который пробил советскую цензуру. И только сейчас неожиданно, приходит третья волна популярности «Детей Арбата»...".
Какая на хрен волна популярности "Детей Арбата"? Где Быков ее видел?
Или Быков о Войновиче и "Чонкине": "И вот одно пророчество, с которым я рискну выступить под занавес. Когда в России случится очередная перестройка, главным чтением станет Войнович... Свободный русский человек будет читать Войновича... В этом смысле «Чонкин» сегодня самая опасная, самая рискованная и, в каком-то смысле, самая нужная книга".
Дмитрий Львович реально верит в то, что при очередной перестройке или даже в "новых девяностых" граждане бросятся читать "Чонкина" и только его? Или это просто для красного словца, и сам он прекрасно понимает, что гонит чушь?

Из записной книжки.

Супероговорка.
"В университете я лечился на историка".

Название для книжки про... большое и "непонятное".
"Солярис на обочине".

Ребенок, который не шалит (родителей жалеет).
Бесшалостный ребенок... Ребенок ведет себя бесшалостно.

Причинно-следственные фразы.

Название для парикмахерской – "Расстрига". Даже "Поп-расстрига". Или просто "Поп".

"Между ними чёрная метка пробежала".

О важнейшей психотравме советских детей.

В психологии советского человека важное место занимал вопрос "смогу ли я выдержать пытки, попав в лапы фашистов?" Вопрос, конечно, будоражил психику и лишал сна в детстве - когда в эту психику и закладывался - с возрастом он рассасывался. Но вот в книге "Ложится мгла на старые ступени" есть интересное упоминание того, как американский психоаналитик обнаружил это дело у совершенно взрослого героя (alter ego автора) и очень удивлялся, ведь у его американских клиентов ничего такого не было.
Я когда-то думал, что массовое распространение этой психотравмы связано с телевидением, когда советские дети получили возможность видеть эти самые пытки фашистов (и белогвардейцев для закрепления материала) прямо на дому в советских фильмах. Однако мама мне рассказала, что тем же самым мучилось ее поколение послевоенного детства без всякого телевидения. То есть печатных текстов, радиопередач, киножурналов вполне хватало, чтобы отравить темой всех советских детей.
Но я про американцев и жителей благополучного Запада. Там ничего подобного нет, и не было, или что-то аналоговое имелось? Я имею в виду вживление в детскую психику образа "предельного, невыносимого для нормального человека героизма" со всем набором проблематизаций типа "а я смог бы?"
Все-таки предпосылки-то есть - в христианской цивилизации. Историй про страдания христиан и их преданность Богу количественно, наверное, опережают истории про мучения пленных коммунистов и пионеров-героев. Но это в более религиозные времена. А во времена более секулярные что-то такое было?

Историко-культурологический вопрос.

Пионеры охраняют памятник Эрнсту Тельману в ГДР.
Впервые заинтересовался вот каким вопросом. Товарищи исследователи "практик власти", может, в курсе кто?
А кто, где и когда впервые придумал вот этот концепт - общественно-сакральное место символически охраняют... ДЕТИ. Иногда "вооруженные" дети, как вечный огонь во многих городах СССР (и многих постсоветских городах). Сам трижды стоял на посту номер один, будучи школьником. С автоматом. В паре мальчик-девочка. Банты были обязательны для вполне зрелых старшеклассниц. Для символического подчеркивания их непорочности и детскости.
Никаких истоков в римских традициях - вроде бросания знамен побежденной Германии к мавзолею (согласно популярной легенде, академик Тарле посоветовал Сталину сделать так, мол, так делали воины древнего Рима) - тут искать, наверное, не стоит. Предположу, что детей не привлекали к такому за пределами коммунистических стран. Предположу, что появилось это после II мировой войны.
Но по сути - ничего не знаю. Кто автор и каково было его обоснование замысла?

Буратино, букварь и трупик.

Посмотрел разговор мадам Собчак с некой Вероникой Степановой. Степанову эту Веронику я знать не знал, а оказывается, это самая популярная в русском ютубзике "психолог-сука-эсэсовка" (такой у нее имидж психолога-консультанта, как объяснили знающие люди).
Внешний вид и платье психологической сучки я одобрил. Остальное впечатление не произвело. Ну или я не понял чего, я далек от психологии. Мои познания в ней начались и ограничились Литваком. На психологические консультации я обычно хожу к Сенеке или Монтеню.
Но меня поразил рассказ Степановой о мексиканской начальной школе (сучка-психолог живет в Мексике).
В. Степанова, рассказывая от мексиканской культуре "ДРУЖБЫ со смертью" (это феномен известный, хорошо изученный и много раз описанный), сообщила, что в Мексике, когда ребенка приводят в школу, в школу надо сдать трупик (скелетик) какого-нибудь умершего ребенка. (цит.) "Приводишь ребенка в школу, тебе говорят: "Принесите трупик ребенка". Надо где-то взять, собрать скелетик. Или купить его. Это для того, чтобы в школе у ребеночка было хорошо".
Вспомнил свою первую учительницу Клавдию Ивановну (по имени и отчеству легко представить этого человека длинной воли и длинной указки). Вообразил, как ей родители нашего класса передают вместе с детьми детские скелетики. В принципе в образ Клавдии Ивановны это вписалось бы.

Поддаваться детям или нет?

Есть одна педагогическая проблема, в которой в свернутом виде представлены все без исключения педагогические проблемы.
Играя с детьми в шахматы или шашки, надо ли поддаваться?
С одной стороны, если поддаваться, подрастающая личность может не научиться преодолевать реальные трудности.
С другой стороны, гарантированные поражения подрастающей личности могут ее демотивировать, личность может смириться со своим лузерством (ничего не получается!) и вообще перестать бороться. Борются ведь те, кому в принципе знакомы победы и достижения.
P.S. По секрету скажу. Впервые я задумался об этом в 8-9 лет, когда заметил, что у взрослых есть проблематизация этого вопроса. Я подловил, что один взрослый сигнализируют играющему со мной в шахматы другому взрослому, чтобы тот поддался. Играть в шахматы со взрослыми после этого я завязал. Постоянно проигрывать не хотелось, а побеждать, зная, что возможно мне поддавались, было неинтересно.

Легенда о счастливом советском детстве.

Родители многих малышей проходили два этих этапа.
1. Сначала открытие того, что если малышу кинуть в манеж несколько газет, он будет увлеченно их рвать и не будет требовать к себе внимания.
2. Открытие того, что ребенок, нарвав газеты, их ест.
В паре-тройке стародиссидентских семей бытуют легенды, что маленьким детишкам во время обыска кидали подсудный самиздат и малыши уничтожали его не хуже шредера. И даже кое-что успевали съесть.
К.Т. из такой семьи. Это выяснилось несколько дней назад во время таёжного шашлыка с жареными лисичками и бутылочкой Maker’s Mark. Я тут же создал и понес в массы легенду о том, что в полуторагодовалом возрасте К.Т. съел самиздатовский семитомник Солженицына.

Из записной книжки.

Дальше своего фейсбучного носа ничего не видят...

Про "сову и глобус", другой вариант.
(цит.) "Опять будут пытаться насадить сову на колбу".

"Почта России" имени...
Нормальный вариант - "Почта России" имени Энгельса и Каутского.

Типаж (женский).
Сучка с задоринкой.

Постороннему и Альберу Камю вход запрещен!

- Как говорили в таких случаях английские джентльмены и русские дворяне: ему надо привести свои дела в порядок.
- Да что вы! Он только свое безделье в порядок привести может.