Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Очередной выпуск информационно-аналитического сериала "Соловей и соловки".

"М.Курников― Ваш прогноз: сколько она просуществует в таком виде?
В.Соловей― Конституция? В конце следующего года мы будем иметь уже другую политическую систему.
М.Курников― Почему?
В.Соловей― Эта рухнет.
М.Курников― Надеюсь, с лидером тем же? Система другая, лидер тот же?
В.Соловей― Я повторю то, что всегда говорю: В 22-м году Владимира Владимировича в российской политике не будет" (конец цитаты).
Так-то подождать – всего ничего!
PS: "М.Курников― … вопрос, в общем: действительно ли, Хабаровск сегодня — это центр российской политической жизни?
В.Соловей― Вопрос очень хороший, очень правильный. Но, с моей точки зрения, этот протест при всей его важности имеет перспективу только как межрегиональный там, на Дальнем Востоке. К сожалению, он не имеет шансов вызывать динамику в остальной части России".
В общем, учитывая точность прогнозов Валерия Соловья, прогнозирую: Хабаровский протест – штука серьезная, последствия у него будут.

Прикосновение неведомой фигни.

Вот есть одна художественная тема. Коротко опишу ее.
Что-то совершенно непонятное затрагивает тебя. Это "затронувшее" может быть как-то объяснено, более того, объяснений может быть несколько, но узнать, какое из них правильное – или же правильное объяснение вообще не из этого списка – узнать, что и как там "на самом деле", невозможно.
Для меня это вообще главное в мироощущении. Более того, я примерно так и понимаю участь человеческую.
Но в культуре эта тема закрыта для меня двумя шедеврами - "С широко закрытыми глазами" Кубрика и "Falls" ("Падения") Питера Гринуэя. Кто-то "питается" этой же темой у Дэвида Линча, кто-то у Стругацких… Мне почему-то хватило двух фильмов. Тема для меня закрыта "Широко закрытыми глазами". Смайл. Совершенно равнодушен к этой теме во всех других ее вариациях – и у Стругацких, и у Линча. Представить себя часами обсуждающим "Малхолланд Драйв" или пересматривающим не могу.
Из культовых писателей моей молодости с темой неплохо работал Кортасар, но, по-моему, она практически отсутствует у любимейшего Борхеса. Кстати, не знаю, почему.

Свои со своими.

Когда несимпатичный нам человек уничтожает другого несимпатичного нам человека, мы именуем это "жабагадюкой".
А вот когда симпатичный человек уничтожает другого симпатичного нам человека (что случается, мягко говоря, не реже, ибо не все симпатичные нам люди способны справиться с силой собственных слабостей и с коварством собственной глупости; опять же фактор вмешательства дьявола я бы не сбрасывал со счетов), это как называть? "Котикопёсик"?

Конструктивисты-нарративисты...

Любят сторонники конструктивистской версии устройства социальной реальности выдумывать разные слова и словесные конструкции для своего мировоззрения. Существительное "нарратив" и прилагательное "нарративный" в какие только гуманитарные дырки не засовывали. Вон нобелевские лауреаты с поэтическими фамилиями уже и экономику так обозвали.
"К.Ремчуков―... Я обещал, когда прочитаю до конца, я обязательно покажу книгу, но пока покажу, вот я ее читаю, называется «Нарративная экономика». Шиллер, нобелевский лауреат написал великолепную книгу, где он доказывает, что нарративы в экономике, нацеленные на борьбу с другими нарративами, оказывают на объективную экономику чуть ли не большее влияние, чем объемы инвестиций и какие-то решения, которые принимают власти. Шиллер, он как нобелевский лауреат, методичный человек, и он анализирует, и, действительно, на большом количестве примеров показывает, как вот есть какая-то история, нарратив, какая-то история концептуальная, объясняющая, интерпретирующая эту реальность, и вот люди в соответствии с этой историей воспринимают. Иногда нарратив появляется, что рубль деревянный. Надо от него избавляться, и вот все мечутся в поисках валюты. Иногда нарратив бывает такой, что гречки не будет и вот ваши мытарства начнутся — вот люди покупают по 25 килограмм гречки, которую они не привыкли есть. И сейчас карантин заканчивается и выясняется, что гречки так не захотелось".
Словечки "дискурс", "повестка" ("управление повесткой") уже позабыты. Признаться, я и в слове "нарратив" ничего нового не вижу. Но нобелевские лауреаты могут отставать в развитии (смайл), у них нет времени следить за дискурсивными трендами.
PS: Ремчуков далее.
"К.Ремчуков―... И вот я под воздействием этой книги, видимо, методологически начал смотреть всю нашу политику. Я вижу, что это тоже удивительным образом нарративная политика. То есть у нас реальных действий, особенно в последние месяцы — митинги, демонстрации — их очень мало, кроме этих пикетов, которые жестко подавили, их практически нет. И мы видим, что вся политика, все политические действия или заменяющие политические действия перемещаются в интернет, где самые различные люди выдвигают различные нарративы. Но сейчас я стал больше на это обращать внимание. А на самом деле я стал отслеживать назад и увидел, как рождаются эти нарративы, на которые другие политические оппоненты должны реагировать. Появляется нарратив транзита власти. И вот ты ничего с ним не сделаешь. Все говорят о транзите власти. Какой транзит? Путину еще 4 года здесь сидеть президентом. И если одобрят поправки, ему еще — сколько, 12? — 16 лет! И он за вычетом Медведева 4 года, он 16 лет президент на данный момент. Представляете, еще столько же, а уже можно говорить. Причем нарратив этот очень нравится. Я вижу у вас какие-то на сайте блоги появляются: «Первый пошел», предательство началось, люди отворачиваются. Кто-то пишет о разложении власти. Становая, по-моему, последняя написала, что власть деморализована. Я своим словами говорю, но просто какой-то кошмар. Как будто, действительно, случилось это событие, транзит, Путин не знает, как управлять… Потом появляется, когда коронавирус: «Путин в бункере». И вот все с утра до вечера этот нарратив… И я понимаю, что происходит, что нарратив является как интерпретация события мощнейшим инструментом, по крайней мере, воспитанием твоей паствы, тех, которые слушают тебя. И здесь тоже интересный момент, что власть — я вот так посмотрел, — начиная, с первого, я думаю, майдана в Украине, основные разработки контрреволюционные сводились к тому, что нужно воспрепятствовать людям выйди на майдан, организовать палатки, мобилизацию. И второе: это американский империализм, который всех подпитывает финансовым ресурсом и хочет «цветных революций». Сейчас мы видим эту обратку, которую с радостью мы посылаем Америке: Вот видите, вы хотели цветных революций? Вы имеет их сейчас у себя. И вот вся идеологическая машина направлена на то, чтобы рассказывать по телевизору, что майдан не должен быть: «Вы что, хотите, чтобы как на Украине?» Сотни миллионов человеко-часов было проговорено! Второй нарратив — про американцев, злодеев как частность всего Запада. Я выясняется, что при дробности информационного пространства сидит Навальный или кто-то и свой нарратив ведет на ту аудиторию, которая совсем не слышит про палатки, про майдан и так далее. Вот эта дискретность пространства информационного и дискретность соответствующих масс может привести к тому, что угроза возникнет не от того, к чему готовили. То есть людям не захочется майдана или не захочется чего-то, а недовольство или оценки будут сформированы именно в рамках этой политики нарративов: «Путин сидит в бункере», «власть эгоистична, ничего не делает, денег она людям не дает», «безработица высокая, власти наплевать, она деньги дает только одним». Сейчас, я думаю, появятся нарративы по поводу этих выборов, что это циничный расчет власти... риск возникает, что если люди вдруг заболеют в результате выборов.
С.Крючков― Но есть ведь и контрнарратив со стороны власти идущий.
К.Ремчуков― Конечно. Я об этом и говорю, что они перестали пересекаться, потому что те, кто слушает нарратив против власти, они, к сожалению, не подключаются к тем каналам телевизионным и YouTube, которые топят за власть. И получается, это два параллельных процесса. И в какой момент сойдутся удивленные люди, у которых совершенно сформировавшаяся уже интерпретация того что происходит? Поэтому сейчас период, если на русский перевести… ну, относительно русский, потому что «интерпретация» не совсем русское слово, — это самая острая борьба интерпретаций как главный инструмент внутри политической борьбы в России...".

The Times They Are a-Changin.

Людям от моего поколения и выше, заставшим разные отечественные официозы, прикольно сейчас.
Мы ведь помним времена, когда отечественный официоз был за негров (трудяг) против белых (эксплуататоров).
А теперь официоз за белых (работяг) против негров (бездельников).

Ксюша - молодец!

Моя самая любимая на свете либералочка Ксения Ларина сказала очень хорошо. А для человека, который в последние годы, к сожалению, говорит одно и то же – как это происходит с теми, кого призвали или кто сам отправился на двустороннюю пропагандистскую войну, где думать не надо, а надо только говорить по внутренней (как у Ксении) или внешней (как у большинства ее оппонентов) методичке – она сказала просто прекрасно. И я цитирую ее с удовольствием, почтением и восхищением.
"К. Ларина― …«Унесенные ветром», как и другие фильмы, которые наверняка тоже будут подвергнуты тщательному исследованию на предмет, нет ли там расизма — их, как я поняла, будут выпускать с историческими комментариями. То есть будет такое предуведомление перед показом:… «то, что показано в этом фильме, выражает чувства, эмоции, убеждения и нравы тогдашнего общества». А сейчас, мол, времена изменились. То есть «в кадрах используются сцены табакокурения, курение вредно для вашего здоровья». Вообще всё это у меня лично вызывает… удивление и шок. Потому что речь всё-таки идет о взрослом населении планеты. Ну невозможно всех держать за дебилов! Как продукт большевистского государства, советского, нас всегда держали за дебилов. Будь нам 5 лет, будет нам 70 — мы все для них дебилы. Они нам всё время объясняли, что можно, что нельзя. А когда это происходит уже в обществе демократическом и свободном, мне кажется, надо доверять своей аудитории. Она разберется, в какое время это происходило, что было нормально вчера, а сегодня ненормально. Так же можно дойти до абсурда – что, собственно говоря, и происходит иногда в разных странах, и в нашей в частности…".
Подписуюсь. Многие соватники, думаю, тоже подписнутся без особых сомнений.

Три стороны одного квадрата.

1. Есть долженствование "Делай, что должен, и будь что будет". Это всякие средневеково-рыцарские дела.
2. Есть долженствование "Сделай, что можешь, и будь, что будет". Это этика стоиков.
3. Есть долженствование "Хотя бы попробуй, и будь, что будет". Это уроки Макмерфи ("Полет над гнездом кукушки").
Тут тонкие различия, нюансы разные. Разные степени жесткости-смягчения.
Перечислено в порядке смягчения.

Сформулированный метод.

"Я давно живу с уверенностью в том, что времени и внимания заслуживают только умные. А также с уверенностью или просто с ощущением, что все умные это, во-первых, люди спокойные (уравновешенные, сдержанные), во-вторых, ироничные. Поэтому, если я вижу истериков или людей без чувства юмора, я вообще не вдаюсь в то, что они там несут. Не трачу ни сил, ни времени. Да, я признаю, если это правило объективно, то почему бы просто не быть исключениям? Умным и интересным, но при этом ни спокойным, ни ироничным. Но в этом вопросе у меня как с "безусловным основным доходом" у его сторонников. Да, общие деньги достанутся не только тем, кому они нужны, но и тем, у кого их столько, что хоть попой кушай. Но экономия на бюрократии, и гарантия того, что они таки достанутся ВСЕМ бедным, искупают эти вроде бы совсем ненужные и глупые побочности. Так и в обсуждаемом случае я признаю, что, опираясь на критерий уравновешенности и иронии, я выпускаю из внимания какое-то количество умных и интересных людей, но от экономии времени и сил на то, чтобы различать хорошее от плохого, я получаю намного больше.
Так что не надо мне ничего ни про Никиту Михалкова, ни про Веллера, ни про Сергея Пархоменко, ни про Проханова, ни про когда-то юморного Шендеровича. И прочих таких личностей. Я не разбираюсь в них по обозначенным причинам и не собираюсь разбираться".

Для мемуаров.

Люди, профессионально занятые обслуживанием политиков - не важно, тех, кто при власти, или тех, кто в оппозиции (системной или несистемной) - неизбежно обрекают себя на совершение подлостей. Могу согласиться с романтиками в том, что работа на власть предполагает, что подлости будут совершаться чаще и по размеру будут больше. Но никогда не соглашусь в том, что борьба с властью не требует подлостей. Требует и еще каких.
В общем, если чего и следует ожидать от обслуживающих политику людей, то хотя бы непроявления инициатив в делах бесчестных и, если не принципиального, то хотя бы поверхностного, стремления не совершать подлости, которые совершать совершенно не обязательно.
О подлостях серкомиков (информационно-аналитической команды бывшего народного губернатора Иркутской области) я много чего рассказывал (и еще расскажу, в назидание другим чиновникам (смайл)), но давно забываю поделиться одним интересным соображением совершенно экзистенциалистского толка.
Если бы мне в день инаугурации Сергея Георгиевича Левченко представили список из примерно двадцати более или менее знакомых мне людей, сообщив, что все они будут работать на новую власть, и спросили, как ты думаешь, кто из них будет держаться (иногда из последних сил), а кто скурвится, я НЕ ошибся бы всего в двух-трех случаях. По сути, почти все пошло иначе, чем я бы мог предположить. Отдельные люди повели себя диаметрально противоположным образом относительно моих предположений и ожиданий. И в хорошем, и в плохом смыслах.
Это пост не про то, что я плохо разбираюсь в людях. А кто уверен в том, что идеально в них разбирается? Это пост про бездонность и непредсказуемость человеческой природы. И вопрос о том, задается ли эта бездонность и непредсказуемость свободой в том смысле, который придает этому слову экзистенциалистский романтизм, или же определяется непреодолимой зависимостью человека от ситуаций и комбинаций обстоятельств - вопрос открытый. Не уверен, что мы когда-нибудь узнаем окончательный ответ на него.

Кейс для феминистской критики.

А вот если бы Сережа Сыроежкин был Снежанной Сыроежкиной, а Электроник Электронкой или Электроницей? Да-да, если бы герои главного советского детского фильма эпохи позднего застоя были девочками...
Был бы он так популярен? Стали бы мальчишки с такой страстью смотреть фильм про девчонок? С одной стороны, почему бы и нет? Про Алису с миелофоном смотрели же. С другой стороны, сексистское правило ""про мужчин" интересно и мужчинам, и женщинам, а "про женщин" только женщинам" - оно не на пустом месте сочинилось.
Но тут, пожалуй, важнее другое. Хороший кейс для феминисток. Создателям "Электроника" наверняка и в голову не приходило делать его девочкой. Во-первых, суперпередовое должно быть мужским. Во-вторых, про мальчиков все-таки будет интереснее более широкой аудитории.