Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Две эпохи.

Блестящее, быть может самое тонкое из всех описание атмосферы гражданской войны.
"На вокзале нас ждали. В теплушке весело потрескивала железная печка. В соседнем вагоне ехали красноармейцы.
Еще с Москвы стали они горланить песни и балагурить. Один, голубоглазый, с добрыми широкими скулами, ноздрями, расставленными как рогатка, и мягким пухлым ртом, чудесно играл на гармошке.
На какой-то станции я замешкался с кипятком. Поезд тронулся. На ходу вскочил в вагон к красноармейцам.
Не доезжая Тулы, поезд крепко пошел. Вдали по насыпи бежала большая белая собака, весело виляя хвостом.
Голубоглазый отложил гармонь и, вскинув винтовку, неожиданно выстрелил.
Собака, только что весело вилявшая хвостом, ткнулась носом в землю, мелькнула в воздухе белыми лапами и свалилась с насыпи в ров.
Довольный выстрелом, красноармеец повернул ко мне свое мягкое, широкоскулое лицо с пухлым ртом, расползшимся в добродушную улыбку:
-- Во как ее...".
(Мариенгоф, "Роман без вранья").
Поневоле вспомнил девяностые. Перекликнулось в связи с тем, что тогда один мой знакомец, приобретя пистолет, изнемогая хоть как-то его опробовать, первым делом расстрелял из него какую-то бесхозную собаку и очень этим хвастался в большой компании.

Электричка на 6.13.

Шестичасовая (самая ранняя) электричка - подарок для антропологов. Движущееся место почти стопроцентной социальной однородности.
На самой ранней электричке в город не едут даже бабушки-дачницы. Они поедут на следующей или, скорее всего, на черезсредующей. Не потому что любят поспать, а потому что в шесть утра еще можно пошуршать по грядкам и теплицам.
На шестичасовой едут те, у кого нет денег, чтобы жить или снимать жилье в городе, но кто в городе работает. У кого нет машин. Люди, существующие у черты маргинализации - либо те, кто всю жизнь героически удерживается от падения за эту черту, либо те, кто все-таки упадет за неё, либо те, кто вынырнул оттуда (сложно сказать, навсегда или на время?). Не хочу говорить "обездоленные", назову их люди с самыми низкими жизненными шансами.
Пожалуй, нет других мест, кроме первой электрички, в которых они собирались бы вместе, и в которых практически не было бы социальных "посторонних".

Что-то поменялось?

В электричке ехал нефор с серьгой в правом ухе.
Стало интересно. У молодых поколений уже нет этой фишки - серьгу в правом ухе носят гомосексуалы? Допускаю, что да. Времена меняются.
Кстати, эта фишка только в СССР-России была или многогде?
PS: Бананан в "Ассе" носит серьгу в правом. Это всегда активно обсуждалось. Мол, допустим, старичок Соловьев был не в курсе, но почему питерский андеграунд не подсказал, что к чему?

Из записной книжки.

Из разговора о двух чмордосах.
"Они оба неисправимы, но каждый по-своему".

NN: "Москва в четырех с лишним тысячах километрах от Иркутска, а от всей России еще дальше".

Образчик "поправки на гендерное разнообразие".
"Власти нужно, чтобы Дума-2021 вела себя прилично в 2024-м году, вне зависимости от того, партбилет какой партии лежит в кармане пиджака или дамской сумочке каждого ее депутата".
PS: Слово "депутатка", правда, не используется.

Жители центра города И. сообразят, что разговор о скверике на углу Преображенской (ныне Тимирязева) и Подгорной (ныне Подгорной).
- Почему так близко к трамвайным путям сделали скверик? Неужели кто-то присядет отдохнуть так близко к трамваям? Зачем это?
- Ну здесь можно присесть и подождать, когда мимо в трамвае проедет... труп врага.

В беседе вольных лингвистов.
"Товарищи, как вы думаете, в паре означающее и означаемое – кто сутенер, а кто проститутка?"

Название фантастического романа - "Попадос для попаданца".

Никогда в голову не приходило, но вот читаю и это выглядит логично.

Для популяризации социалистический идей и укрепления веры в социализм-коммунизм не меньшую роль, чем агитационно-пропагандистские усилия социалистов и "мода на марксизм", в XIX веке сыграли активное расширение сети железных дорог и изобретение телеграфа. "Расписания прибытия-отбытия" на железных дорогах и скорость телеграфа начали формировать уверенность в том, что в принципе возможна организованная, управляемая экономика, организованное, управляемое общество и все такое. Любой заказ (на какое-нибудь сырье или на какое-нибудь железо) можно сделать быстро, привезут все в точное время - человечество уверовало в "менеджмент жизни" сильнее, чем оно уверовало в него при компьютерах и интернете.

Революция от русского формалиста.

В поездке прочитал "Сентиментальное путешествие" Виктора Шкловского, которое подарил мне А.Е. (за что ему грандиозное спасибо).
Понимаю, что удивлю, но вот уже не первый день думаю, не является ли эта книга второй по качеству книгой русской литературы про гражданскую войну после "Тихого Дона"?
Шолохова (или любого другого автора "Тихого Дона") с первого места не уберет уже никто и никогда, но Шкловский, кажется, лучше Бабеля и Булгакова. Да-да. Удивительно, да? Пишу об этом смело, не боясь вызвать бурю, ибо уверен, что "Сентиментальное путешествие" мало кто читал.
Парочка моментов оттуда.
Одна из причин Великой русской революции - трамваи. Точнее, солдаты питерского гарнизона, которым нравилось кататься в этом чудном транспорте. Вчерашние деревенские парни, призванные в армию, были в восторге не столько от красот самого европейского города России, сколько от трамваев. Они были готовы кататься и кататься. Не платя за проезд. С этим боролись. Прессовали солдат. По слухам дело доходило до стрельбы.
В общем, возмущенные тем, что им не позволяют кататься в трамваях бесплатно, солдаты в феврале 1917-го перешли на сторону восставшего народа.
Подошел к окну. Посмотрел на проезжающие трамваи и еще раз задумался о роли трамвая в русской революции.
Еще в Питере была масса мобилизованных, обучающихся в автомобильных школах. Готовили водителей машин и броневиков. Автомобили и топливо экономили, поэтому реального обучения вождению не происходило. Когда случилась революция, недоучки-водители бросились разбирать автомобили и броневики, заправлять их неучтенным топливом, и носиться по городу с барышнями и революционными матросами-солдатами. Водить толком никто не умел, поэтому на каждом углу случались ДТП. Эти повсеместные аварии на улицах столицы в дни революции - одно из главных воспоминаний автора о тех исторических днях. Автор замечает, что, в конце концов, за два дня все более или менее научились водить.

Смена интерпретации кадра.

Люблю порасспрашивать людей, побывавших в коме, чего они там - какой "свет в конце туннеля"? - видели?
И вот одна женщина 1963-го года рождения классное рассказала.
Она родом из деревни, точнее, из большого поселка с деревенским укладам. Советская деревня и поселки это парни на мотоциклах. И вот из ее ранней юности запомнился ей парень-красавец с длинными белыми кудрями. В ее поселке после парочки несчастных случаев многие парни гоняли в шлемах, а этот красавец очень демонстративно ездил без шлема. Всегда девчонки при нем. На заднем сиденье мотоцикла. Она завидовала им. В ее памяти он как отчетливая картинка - восседающий на своем железном коне, гордый, наглый, с развернутыми плечами (языки длинного воротника рубашки расправлены по плечам - по моде 1979-го года), вертится во все стороны, мол, смотрите, что я без шлема и не боюсь. Дама не призналась, но видимо тогда, шестнадцатилетняя, она испытывала к этому парню вполне плотские чувства. Эта картинка в памяти - последнее о нем воспоминание. Через полчаса после того, как она его таким видела, он разобьется насмерть. Льняные кудри перемешаются с кровью.
Много лет образ этого парня "считывался" ею как просто образ глупой молодецкой удали, именно глупой. Детям что-то "педагогическое" на его примере заясняла.
В возрасте пятидесяти лет она оказалась в коме (из-за врачебной ошибки). И вот в "конце туннеля" она увидела этого парня на мотоцикле из юности. И отметила про себя, что он показался ей уже не символом глупости, а символом силы жизни, силы молодости. С этой мыслью - мыслью о перемене в восприятии - она и очнулась.

Из записной книжки.

NN: "Панк-группа называлось "Последнее танго с пассатижами". Это до "Последних танков в Париже" было".

Три в одном.
"Потерял время, нервы и лицо".

Сферический конь... как выпрыгнет из вакуума.

"Ну там как ты любишь - жизнетворщина всякая...".

В электричке. Про идущих из вагона в вагон.
- Чего они ходят?
- Ищут лучшей доли.

Палец, штурмующий небо.

В электричке.

Соседи по сидячим местам - компания 18-20-летних.
Паренек рассказывает хохмы про своих родителей.
- Анекдоты рассказывают про этого... ммм... Чапаева.
- Это кто?
- Он был революционер. Про него в СССР анекдоты рассказывали.
- Смешные?
- Вообще не смешные. Тухлятина.

После хипстерии.

"На Западе социологи называют хипстеров "обессиленным постмодерном"" - сообщил нам Леонид Парфенов. Мол, потребляют только чужое, вообще не создавая своего.
Хипстеры, откровенно говоря, это вчерашний день, поэтому просто вдогонку ушедшему поезду скажу, что есть в этом словосочетании "обессиленный постмодерн" некоторый плеоназм, словесная избыточность, "масло масленое". Слово "постмодерн" придумали для обозначения "обессиленности". К чему тогда словосочетание "обессиленная обессиленность"?