Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Из записной книжки.

NN: "Панк-группа называлось "Последнее танго с пассатижами". Это до "Последних танков в Париже" было".

Три в одном.
"Потерял время, нервы и лицо".

Сферический конь... как выпрыгнет из вакуума.

"Ну там как ты любишь - жизнетворщина всякая...".

В электричке. Про идущих из вагона в вагон.
- Чего они ходят?
- Ищут лучшей доли.

Палец, штурмующий небо.

В электричке.

Соседи по сидячим местам - компания 18-20-летних.
Паренек рассказывает хохмы про своих родителей.
- Анекдоты рассказывают про этого... ммм... Чапаева.
- Это кто?
- Он был революционер. Про него в СССР анекдоты рассказывали.
- Смешные?
- Вообще не смешные. Тухлятина.

После хипстерии.

"На Западе социологи называют хипстеров "обессиленным постмодерном"" - сообщил нам Леонид Парфенов. Мол, потребляют только чужое, вообще не создавая своего.
Хипстеры, откровенно говоря, это вчерашний день, поэтому просто вдогонку ушедшему поезду скажу, что есть в этом словосочетании "обессиленный постмодерн" некоторый плеоназм, словесная избыточность, "масло масленое". Слово "постмодерн" придумали для обозначения "обессиленности". К чему тогда словосочетание "обессиленная обессиленность"?

Красавица пахла Прустом и железной дорогой. смайл

Мне написали в комментариях, что "Жизнь Арсеньева" Бунина, из которой я сбежал на "Угрю-реку" (а до этого - в "Маленькую жизнь") это наш Пруст. Наши "поиски утраченного времени".
В ней от Пруста не только время, но и запахи.
"И вот сын Ростовцева, – он был тоже гимназист, шестиклассник, – однажды взял нас с Глебочкой на такое гулянье в городской сад... Ростовцев в этой аллее вдруг остановился, лицом к лицу столкнувшись с хорошенькой барышней, шедшей навстречу нам с подругами, и, покраснев, шутя щелкнул каблуками и отдал ей честь, а она вся озарилась под своей затейливой шляпкой откровенно-радостной улыбкой. Перед раковиной, на площадке, бил среди большого цветника, орошая его прохладным водяным дымом, раскидистый фонтан, и мне навсегда запомнилась его свежесть и прохладный, очаровательный запах обрызганных им цветов, которые, как я узнал потом, назывались просто «табак»: запомнились потому, что этот запах соединился у меня с чувством влюбленности, которой я впервые в жизни был сладко болен несколько дней после того. Это благодаря ей, этой уездной барышне, я до сих пор не могу без волненья слышать запах «табака», а она и понятия не имела никогда обо мне и о том, что я всю жизнь вспоминал от времени до времени и ее, и свежесть фонтана, и звуки военной музыки, как только слышал этот запах…".
PS: Я, как бывший проводник, коллекционирую "запахи вокзалов" в литературе. У Бунина они такие: "... стоит вокзал, тоже волнующий своими запахами, – жареных пирожков, самоваров, кофе, – смешанными с запахом каменноугольного дыма, то есть тех паровозов, что день и ночь расходятся от него во все стороны России…".

Шестеренка.

"Я бы переделал маркетинговое выражение "зонтичный бренд" и сказал, что вот это не дискурс, а "зонтичный БРЕД" какой-то".

Народная картезианская поговорка.
От тюрьмы и когитоэргосумы не зарекайся.

NN: "Для нас, выросших в СССР, еще и БАМовцев, это как-то смешно звучит - "вертолет бизнес-класса"".

Понятие у поклонников Ника Кейва.
"Дорозовый период творчества Ника Кейва".

Студент хотел про "народовольцев".
"Возникло движение недовольцев".

"Сейчас нас учат, что надо успеть заскочить в ПОСЛЕДНИЙ вагон модернизации, а в СССР нас учили, что мы успели заскочить в ПЕРВЫЙ вагон. Поезда, который следует в неизбежное для всего человечества счастливое будущее".

На стройках себя.

Учились мы в классе седьмом. Одноклассник Серега переехал в м-р. Первомайский, ездил оттуда (в школу) и туда каждый день. Как-то мы зачем-то ехали к нему, собирались сесть в подъехавший автобус, но Серега, завидев на горизонте другой автобус, с экспертным видом запретил нам садиться в подъехавший, потому что едет автобус, в котором "шофер – лихач". Типа он домчит нас быстрее, хотя и едет пока вторым.
Простенькая история вызвала в моих подростковых мозгах бурю рефлексии.
Мыслеобразующим стало озарение - Серега выдал некую фразу и попытался устроить некое действие вовсе не для того, про что были эта фраза и действие. Ничего принципиально от "водителя-лихача" мы не выигрывали – Первомайский тогда был в одной остановке от нашей школы (сейчас остановок больше). Скорее всего, мы бы доехали быстрее на первом автобусе. В Серегиных словах-поступке не было никакой реальной заботы о том, чтобы мы быстрее доехали. Мы никуда не торопились. Сереге же нужно было как-то отделить, выделить себя – СОТВОРИТЬ СЕБЯ в качестве "единственного" – в данном случае в качестве эксклюзивного эксперта по всем автобусам, ходящим в м-р. Первомайский.
Этот эпизод стал одной из множества "поворотных точек", открытий новых углов зрения, которые случаются между детством и молодостью.
Это так тряхнуло меня, что я стал присматриваться к окружающим именно в этом ракурсе – как они отделяют себя от среды, делают себя, произнося слова и совершая поступки, которые формально совершенно про другое. Разумеется, я обнаружил, что взрослые заморачиваются этим намного меньше, чем молодые, предпочитая кататься по рельсам правил. А вот молодые - особенно в разнополых компаниях - занимаются этим чуть ли не ежесекундно.
Потом, когда уже в молодости я читал блестящие книги Л. Баткина "Итальянские гуманисты: стиль жизни, стиль мышления" и "Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности" из каждого героя Баткина – Петрарки, Никколо Никколи, Пико делла Мирандолы, Лоренцо Валы, Лоренцо Великолепного, Полициано и самого Макиавелли – на меня смотрело лицо Сереги. И в ушах звучали его слова: "Там шофер - лихач!"

С "вахтовиками".

В выходные ездил в Зиму лекции читать.
- Финансы кончились, вот еду опять на полгода.
- Ты же еще мог отдохнуть. Машину мог бы продать.
- Нет, машину не продам. Машина это все! Она лучше женщины. Женщины не любят вахтовиков. Приедешь, а у нее ботинки чужие стоят. 45-го размера. (видит, что какая-то девушка с боковушки прислушивается) Не все, конечно, женщины, но...
Вахтовики (едут на севера) не бухают! Вообще! Потрепавшись, потешив друг друга байками, просто укладываются спать.
Представляю, что творилось бы в вагоне во времена, когда я работал проводником. Тем более, в 1990-е. В 2000-е.
А сейчас что? "Не принято" теперь что ли?
PS: Там же, в поезде.
1. - Как у вас в деревне?
- Все у нас в порядке – курицы, да грядки.
2. - Чего встал в такой спозоранок?
- Кто рано встает, тому путана в полцены дает.
- Тьфу.
3. "Ну бездорожье - дело божье".

Тех, кто был особо стоик.

Студент в эссе об античном стоицизме цитирует Пелевина ("Желтая стрела", если я не ошибаюсь):
"- Нас никто не спрашивает, - сказал Андрей, - согласны мы или нет. Мы даже не помним, как мы сюда попали. Мы просто едем, и все. Ничего не остается.
- Остается самое сложное в жизни. Ехать в поезде и не быть его пассажиром, - сказал Хан".
Вполне уместно. Буддист-то наш - получается, что стоик. "Ехать в поезде и не быть его пассажиром" это да - больше про стоицизм, а не про буддизм.

Жуть Длинная.

Про роман Дмитрия Львовича Быкова "ЖД", который он сам считает лучшим своим романом, лично я могу сказать ровно то, что Ярослав Голованов сказал про "Ожог" Аксенова: этот роман автору было интереснее писать, чем читателю его читать.
Дмитрий Львович постоянно утверждает, что роман страшно популярен и всякое его переиздание исчезает с полок в считанные дни, поэтому обращаю внимание фанов романа, которых лично я не встречал, что в исходной фразе использовано словосочетание "лично я".
Мне показалось, что роман был продиктован желанием автора написать "русского Оруэлла" - по-русски обогатив по-английски скудную "модель Оруэлла" размашистой историей и историософией. И мифологией - для тех, у кого крыша не на месте. Сам автор скромно утверждал в программе "Один", что он писал "Войну и мир" для современной России. Верить, разумеется, в таких вопросах следует автору.
В романе ясно ощущается, какое удовольствие получал автор, когда писал его. Поэтому роман и получился раз в десять толще, чем заслуживал. Очень уж нравилось автору его писать.
Я сломался на середине. Перехожу к "Авиатору" Водолазкина. Недоброжелатели последнего говорят, что там будет все, как у Быкова. И как с Быковым. Доброжелатели утверждают, что Водолазкин это лучший русский писатель.
PS: На всякий случай замечу, что мне в свое время очень понравилось Быковское "Оправдание". Целюллитной фигней показался "Остромов", который я правда осилил до конца. До "Орфографии" доберусь, когда перестану сожалеть о времени, потраченном на половину "ЖД".

Из записной книжки.

Название мультсериала для взрослых - "Шлюшарики".

Ребенок, 9 лет.
"А почему говорят "похмелье", а не "постхмелье"?"
Кстати, "постхмелье" звучит благороднее.

На развалинах Карфагена археологи обнаружили надпись: "Кургинян должен быть разрушен".

Дело было в 1990 году. Я работал проводником в поезде. В моем вагоне ехала семья, в которой семилетний ребенок распевал Игоря Талькова. Распевал: "Листая старую тетрадь РАСКЛЕЕННОГО генерала".
До сих пор мерещится этот "расклеенный генерал".

Плутоний Дефолтович Киндеренко.

- Как бы вы определили то, что в последнюю неделю-две происходит в российско-американских отношениях?
- Как дерутинизацию новой холодной войны.