Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Эллочка как сверхчеловек.

Эллочка Людоедка оболгана и осмеяна, а она... она ведь настоящий экзистенциальный идеал! Идеал жизнетворчества, самотворчества. Она изобретает свою жизнь, она творит себя, творит стилистику собственного существования. Делает это в условиях, когда, по сути, нет никакой "настоящей жизни" - когда, извините, вегетарианские столовые вместо настоящего разврата. А Эллочка не сдается на милость этим условиям, она ежедневно творит и пересотворяет себя и свою "настоящую жизнь".

Сформулированный метод.

"Я давно живу с уверенностью в том, что времени и внимания заслуживают только умные. А также с уверенностью или просто с ощущением, что все умные это, во-первых, люди спокойные (уравновешенные, сдержанные), во-вторых, ироничные. Поэтому, если я вижу истериков или людей без чувства юмора, я вообще не вдаюсь в то, что они там несут. Не трачу ни сил, ни времени. Да, я признаю, если это правило объективно, то почему бы просто не быть исключениям? Умным и интересным, но при этом ни спокойным, ни ироничным. Но в этом вопросе у меня как с "безусловным основным доходом" у его сторонников. Да, общие деньги достанутся не только тем, кому они нужны, но и тем, у кого их столько, что хоть попой кушай. Но экономия на бюрократии, и гарантия того, что они таки достанутся ВСЕМ бедным, искупают эти вроде бы совсем ненужные и глупые побочности. Так и в обсуждаемом случае я признаю, что, опираясь на критерий уравновешенности и иронии, я выпускаю из внимания какое-то количество умных и интересных людей, но от экономии времени и сил на то, чтобы различать хорошее от плохого, я получаю намного больше.
Так что не надо мне ничего ни про Никиту Михалкова, ни про Веллера, ни про Сергея Пархоменко, ни про Проханова, ни про когда-то юморного Шендеровича. И прочих таких личностей. Я не разбираюсь в них по обозначенным причинам и не собираюсь разбираться".

Для мемуаров.

Люди, профессионально занятые обслуживанием политиков - не важно, тех, кто при власти, или тех, кто в оппозиции (системной или несистемной) - неизбежно обрекают себя на совершение подлостей. Могу согласиться с романтиками в том, что работа на власть предполагает, что подлости будут совершаться чаще и по размеру будут больше. Но никогда не соглашусь в том, что борьба с властью не требует подлостей. Требует и еще каких.
В общем, если чего и следует ожидать от обслуживающих политику людей, то хотя бы непроявления инициатив в делах бесчестных и, если не принципиального, то хотя бы поверхностного, стремления не совершать подлости, которые совершать совершенно не обязательно.
О подлостях серкомиков (информационно-аналитической команды бывшего народного губернатора Иркутской области) я много чего рассказывал (и еще расскажу, в назидание другим чиновникам (смайл)), но давно забываю поделиться одним интересным соображением совершенно экзистенциалистского толка.
Если бы мне в день инаугурации Сергея Георгиевича Левченко представили список из примерно двадцати более или менее знакомых мне людей, сообщив, что все они будут работать на новую власть, и спросили, как ты думаешь, кто из них будет держаться (иногда из последних сил), а кто скурвится, я НЕ ошибся бы всего в двух-трех случаях. По сути, почти все пошло иначе, чем я бы мог предположить. Отдельные люди повели себя диаметрально противоположным образом относительно моих предположений и ожиданий. И в хорошем, и в плохом смыслах.
Это пост не про то, что я плохо разбираюсь в людях. А кто уверен в том, что идеально в них разбирается? Это пост про бездонность и непредсказуемость человеческой природы. И вопрос о том, задается ли эта бездонность и непредсказуемость свободой в том смысле, который придает этому слову экзистенциалистский романтизм, или же определяется непреодолимой зависимостью человека от ситуаций и комбинаций обстоятельств - вопрос открытый. Не уверен, что мы когда-нибудь узнаем окончательный ответ на него.

Минутка самоанализа. смайл

Было у меня два прекрасных человеческих качества, которыми (чего уж) очень я гордился.
1. Я был одним из самых незлопамятных людей, которых я встречал в своей жизни (смайл). Живые свидетели не дадут соврать, что они искренне удивлялись и даже не верили, когда обнаруживали, что я реально не могу вспомнить содержание какой-нибудь фигни, которую мне сделал тот или иной субъектец буквально год или два назад.
2. Я никогда не критиковал людей за поступки, аналогичные тем, что совершал или в принципе мог совершить сам. "Бревно и соломинка в своем и чужом глазах" для меня вообще является главной библейской истиной.
За последние пять лет из двух достоинств осталось одно. Второе. Первое куда-то подевалось.
Если так пойдет дальше, то к почтенной старости я могу подойти вообще без каких-либо положительных качеств.

На странной эпохе остановилась машина времени.

Не могу понять - в первую очередь насчет целевых аудиторий - вот чего.
Наши творцы напроизводили несколько криминальных сериалов из эпохи позднего Сталина. Либо послевоенной, либо начала 1950-х. Кепки, шпана, фиксы, широкие брюки, эскимо, портреты Сталина, безногие фронтовики с медалями, море оружия на руках...
Кто целевая аудитория этой эстетики? Пенсы, чье детство выпало на это время?
Блин. какая "романтика" в этом времени? Замечу, что конец тридцатых (с "большим террором") не романтизируют и не экранизируют сходным образом.
Или все объясняется успехом "Ликвидации" и попытками повторить успех на сходном криминально-ментовском материале?
Кадры из типичного образчика - сериал "Черные кошки".

Немножко об одной "картине мира".

Больше трети беседы "условного" Егора Жукова и "безусловного" Дмитрия Гудкова посвящено люстрациям. К чести Гудкова замечу, что это не его инициатива, а Жукова - залезть и не слазить с этой темы (у наших либертарианцев вообще какой-то бзик по этой теме, вспомнить того же Михаила Светова с его сценическим рррычанием "люстрррации!").
Со стороны выглядит немного странно. Люди обсуждают не как сокрушить режим, который, скажем откровенно, таким уж слабеньким, как регулярно сообщают "политологи Дождя" не выглядит, а как грамотно произвести люстрации после того, как он сокрушится (случится что-то подобное 91-му году).
А вдруг он не сокрушится? Чего тогда обсуждать-то?
Тут-то и есть интереснейший момент. В "картине мира" отдельных оппозайцев режим как бы падет сам, поэтому задача "прогрессивных людей" не заниматься его свержением, а вырабатывать план действий, который можно будет запустить тут же, как только падение случится само собой.
PS: Там в разговоре отличный момент. Собеседники признают, что без раскола элит режим не сокрушится, и оказываются перед вопросом, не отпугнут ли рассуждения о люстрациях элиты от раскола? В общем, противоречие возникает.

Из записной книжки.

"Город Брежнев" - отличное название для книжки о советской гопоте.

Но если кто продолжит тему, дарю название - "Архипелаг Кулак".

Актуальное обзывательство.
Падлаковидла.

Название для свингерского клуба.
"Апеннины-Апатиты".

Ругательство.
"Цыпочка, вали отсюда! Я тебя по осени посчитаю".

Из разъяснений политической философии Томаса Гоббса.
"Откуда же взяться спасению от войны всех против всех? В чем его искать? В том, что люди хоть и сволочи, и хищники по природе своей, но они… трусливы. Такая вот парадоксина. Люди готовы убивать, но не готовы к тому, чтобы убили их. Готовы грабить, но не готовы к тому, чтобы грабили их. Про насиловать не говорю, тут все индивидуально…".

Briefly.

- А про что книжка "Надзирать и наказывать" Мишеля Фуко?
- Ну если коротко, то вот про что. Власть и управление были всегда, но в стародавние времена, когда были цари, короли и феодалы-мракобесы, люди жили как бы сами по себе, как хотели, как получалось, так и жили. Однако для того, чтобы они не зарывались, не шалили и вели себя прилично, время от времени некоторым из них приходилось публично отрубать бошки и насаживать их на кол. При большом стечении народа. Народ смотрел на все это, делал выводы и не шалил какое-то время. То есть по большому счету до людей и их жизни власть особо не докапывалась, просто время от времени показывала им публичные казни с мучениями и кровищей, и этого было вполне достаточно, чтобы люди не создавали властям проблем. Но прогресс не стоит на месте, со временем европейцы додумались сызмальства изготавливать людей, которые склонны к правильным и безопасным для власти форматам жизни, делать это через их соответствующее воспитание. Для этого завели детские сады, школы, больницы, армию, тюрьмы, фабрики, а со временем офисы. После чего публичные казни в воспитательно-запугивающих целях стали совершенно не нужны, ибо люди и так стали вести себя, как надо.
- А сейчас ведь тренд на самоизоляцию? Люди меньше станут проводить времени в детских садах, тюрьмах и офисах. Они часом не того? Не начнут безобразничать?
- Очень даже может быть. Возможно, что для предотвращения всего этого даже придется вернуться к кровавым казням. На платформе Zoom.

Либералу, обдумывающему житье — делай ее с товарища Акунина.

(цит.) "Б.Акунин―... И потом, мне кажется, что и люди, придерживающиеся моего образа мыслей и взглядов, очень малоэффективны. Проблема в том, что они все, мы все общаемся между собой. Мы как-то не пытаемся разговаривать с людьми таким образом, чтобы их заинтересовать, чтобы их как-то в это дело вовлечь. Очень много в этой среде какого-то неприятного снобизма типа ненавистной мне фразы, которую так любят повторять: «Ой, вот если надо объяснять, то не надо объяснять». Вот надо объяснять. Надо разговаривать с людьми уважительно. Если ты хочешь убедить людей в своей системе взглядов, ну найди способы, найди слова, это образы. Это тоже большая проблема. Это не только российская проблема, это общемировая проблема. То же самое на Западе. Потому что там какой-нибудь там Трамп гораздо эффективней разговаривает с народом, чем сто пятьдесят The New York Times, где сидят умники и обращаются главным образом друг к другу с аллюзиями, центонами и скрытыми намеками...".
До писателя Бориса Акунина дошло. Может, и до либеральной интеллигенции когда-нибудь дойдет.
Расстрел либеральных интеллигентов собственными единомышленниками перед строем либеральных интеллигентов за любое проявление коллективного чванства. Несколько таких показательных казней - остальные засунут свою самоназванную элитность подальше. И займутся нормальной агитационной работой, плюс сами смогут служить примерами для колеблющихся или даже для оппонентов. Чем и подорвут незыблемость режима. А без этого ничего не получится.

Кто не крайний?

Адов коронавирус и битвы коронаистериков с коронаскептиками, развернувшиеся по его поводу - хорошая иллюстрация массовой неспособности к "срединному" восприятию реальности. Оказывается, люди готовы мыслить только крайними (иначе говоря - однозначными) позициями.
С одной стороны, очевидно, что коронавирус это не чума из средневековья. Диагноз это не приговор. Вылечивается огромное количество людей. Эта тема подпитывает коронаскептиков.
С другой стороны, смертность выше чем от привычных заболеваний сходного типа, в группах риска целые возраста. Это заводит уже коронаистериков.
То, что фактическое положение дел где-то между (что опасность совершенно реальна, но она совершенно не катастрофична) не улавливается. Ибо, скорее всего, те извилины, что могли бы приютить истину, находящуюся на равном удалении от противоположных позиций, в головах отсутствуют. Поисчезали куда-то. Разгладились.
Пониманию всегда предшествует способность понять. Если ее нет, то и ждать нечего.