Tags: Образина.

Фраза на все гуманитарные руки.

Лектор гонит дичайше-заумную гуманитарщину. В воздухе не продыхнуть от Виндельбанда Хайдеггеровича Дерриды.
На первом ряду сидит очень сосредоточенный юноша в очках и просто не поднимая носа конспектирует накидываемое.
Заглянувший ему через плечо может увидеть, что пишет юноша бесконечное: "All work and no play makes Jack a dull boy".
PS: Может и по-русски (в одном из вариантов перестроечных видюшных переводов): "Сплошная работа и никаких развлечений сделали Джека скучным парнем".
PPS: Познакомился с К.Г., выдающимся интеллектуалом современности.
Через все предплечье у К.Г. татуировка - "The medium is the message".
Подумал, что интеллектуал с татуировкой "All work and no play makes Jack a dull boy" выглядел бы очень непопсово и круто. Очень круто.

Универсальный эпиграф.

В советском радиоспектакле по роману Грэма Грина "Тихий американец" есть фраза, которая еще в подростничестве показалась мне универсальным эпиграфом. Просто бери и лепи к 90 процентам романов и повестей.
"После его смерти у меня жизнь наладилась, но до чего мне хотелось, чтобы существовал кто-то, кому я мог бы сказать: "Как мне жаль, что так вышло"".

Замысел в ожидании исполнителя.

Дмитрий Быков вознамерился реализовать класснейший проект - книга, главным героем которой был бы читатель. Получилась чудовищная х-ня (это мое оценочное суждение) - "Квартал. Прохождение".
Так что класснейший замысел остается пока нереализованным.

Последняя любовь.

Вчера побывали с ЕВ на спектакле школы-студии МХАТ "ЧудоЧудоЧеловек". Фонд "Вольное дело" Олега Дерипаски сделал очередное доброе дело для города И.
Спектакль о Корнее Ивановиче Чуковском. Цинично замечу, что если бы цитируемое в спектакле из записок Чуковского попало сейчас в руки правоохранительных органов, то автор записок уже сидел бы за педофилию.
Но меня просто потрясла одна история из жизни классика. Будучи счастливо женат, старенький Чуковский был "влюблен по переписке" в некую Соню Гордон (которая жила в США). Любовь свою он никогда в жизни не видел, но сгорал от томления в письмах к ней.
Соня Гордон оказалась тоже стариком Романом Гринбергом, который разыгрывал этими письмами старика Чуковского. Оба старика умерли в один год - в 1969-м. Чуковский о розыгрыше, слава богу, не узнал никогда.
Ё/моё, это же готовый сюжет для киносценария! Куда смотрят всякие Арабовы-Учители?
PS: (цит.) "Зачем же понадобилось Гринбергу разыгрывать Корнея Ивановича? Началась эта переписка случайно. «Как-то в лондонском «Таймс» появилась заметка о том, что ахматовская «Поэма без героя» нигде не была напечатана. Вслед за этим в газету «Таймс» пришло письмо, где было сказано, что это ошибка, что поэма была помещена в «Воздушных путях» – американском альманахе, выходившем на русском языке. И тогда уже в редакцию этого альманаха пришло несколько строк от Чуковского и проспект его книг» . «Воздушные пути» основал Гринберг. Видимо, тут ему и пришла идея написать Чуковскому вместо нескольких слов благодарности развернутое письмо в женском стиле от имени своей жены, которую действительно звали Софьей... Он правильно рассчитал, что Чуковский скорее ответит женщине, восхищенной его талантом, чем издателю журнала. А дальше Гринберг вовлекся в эту игру, и признаться Чуковскому в розыгрыше у него не хватило смелости".
Охрененная история!

Абсурдность и случайность всего.

Интересно, что как мудачество и откровенно мудаческие поступки могут быть совершенно необязательными для их совершающих, более того, совершенно случайными, непреднамеренными, так совершенно необязательной и случайной может быть не элементарная порядочность, но и просто сильные, практически героические поступки.
В жизни встречал такое. А вот в художественной литературе есть сюжет про это?
Почему-то вспоминается, что в знаменитой повести Василя Быкова "Сотников" будущий мерзавец и предатель Рыбак в одной из предваряющих "Голгофу" ситуаций ведет себя порядочнее и человечнее, чем будущий герой и святой Сотников. Но это не совсем то, что я имею в виду.

Отдача долга.

Я надеюсь, герой и героиня этой замечательной истории простят мне ее пересказ, но это и правда очень "художественная" получилась история, а ничьих имен называть я не буду.
Это история о том, как одна "партнерская пара" мне одолженные 4 000 рублей отдавала. Сначала дама сообщила мне смской, что она передала деньги своему бой-партнеру и он со мной созвонится на тему, где и когда передаст. Бой-партнер перезвонил через день, был нетрезв, но мы договорились о встрече. Через часок от дамоньки пришла смс, что деньги она у партнерчика изъяла, чтобы он их не пропил, когда будет нести, чтобы отдать. Через какое-то время произошел звонок дамы с сообщением, что бой-партнер воспользовался ее невнимательностью и как бы "выкрал" у нее деньги, чтобы лично отдать мне. Спустя какое-то время произошел звонок с сообщением о том, что бой-партнер пьяный уснул даме удалось "выкрасть" у него деньги обратно, поэтому теперь все надежно - отдавать будет она.
Длился этот круговорот денег между партнерами дня два. Потом так получилось, что оба пришли на встречу и отдали. Но в очередной раз пожалел, что я не писатель. Хороший рассказик получился бы.

"Там живут несчастные люди-дикари, на лицо ужасные, добрые внутри".

На далеких островах - Каймановых или Крокодиловых? не помню - найдено племя с уникальной религией.
Туземцы не столько задабривают своих богов, сколько помогают им жить, поддерживают их существование. Людские "подношения" это не задабривающие или выпрашивающие дары, а некая "кормежка" богов. Дикари убеждены, что боги умрут, если они не будут подкармливать их. И чем лучше их подкармливать, тем сильнее и здоровее будут боги, следовательно смог больше и эффективнее помогать людям.
Такая вот взаимность. Религия не только в интересах людей, но и в интересах богов. Не только люди зависят от богов, но и боги от людей. Просто "демократическая" модель взаимоотношений граждан и власти.
PS: Придумал такую туземную религию за утренним кофе. Антиницшеанская такая религия, предполагающая заботу о том, чтобы бог не умер.

Из серии "Мифы и легенды города И.".

Священное дерево города И. - Баобабр.
Оно растет в секретном месте города. Причем, "разный раз в разном".
Если иркутянин загадает желание под его ветвями, сорвет и не потеряет лист, то его желание не просто сбудется, но и будет сбываться, пока лист с этого дерева хранится у иркутянина.
Известно, что кто-то из иркутян нашел это дерево, сорвал лист и загадал тридцатиградусную жару в городе И.
Теперь иркутяне ищут этого "счастливчика", чтобы отобрать у него лист со священного дерева Баобабр.

Идея без сюжета.

В перестройку курил я как-то в чужом подъезде с одним начинающим писателем. Сигареты по три выкурили, пока нас бабки из подъезда не выгнали.
Начинающее дарование жаловалось, что есть у него сильная идея для крупного произведения, а конкретного сюжета он выдумать под нее не может.
Идея такая. Происходят разные беды от какого-нибудь встроенного в человеческую природу порока. Дарование называло в качестве примера алчность и все, что связано с частной собственностью, но не настаивало на том, что должно быть именно это. Люди, осознав порок и происходящие от него беды, строят общество, в котором этот порок блокируется - его просто невозможно проявить - и тут выясняется, что блокировка этого порока приоткрывает намного более страшные стороны человеческой натуры. Грубо говоря, заблокированный порок служил для нейтрализации, для заглушки гораздо более самого страшного зла, укоренного в человеке. И никто теперь не знает, как с этим злом справиться. Как попросить прощения у малого зла и вернуть его на место, к прежней его спасающей от большого зла функции?
Тем, кто жил и пробовал думать в те времена, когда с социализмом было фактически покончено, а капитализм еще не наступил, думаю, не стоит объяснять, почему именно тогда подобная идея посетила мозг начинающего дарования.
Прошли годы и даже десятилетия. Дарование куда-то исчезло из моей жизни. И давно хочется спросить. А есть ли книжки (видимо из жанра фантастики), на тему озвученной им идеи?Уверен, что кто-то должен сочинить такие книжки.
PS: Для книгочеев сразу замечу. Про произведение Бернарда Мандевиля "Басня о пчелах, или Пороки частных лиц - блага для общества" (1705) я в курсе. Хорошая басня. Но все-таки чуточку не про ту идею, о которой вопрос. Хотя и близко, конечно.

Поставец за прилавком.

Побывал в интеллигентной семье, в которой в речи используется слово "поставЕц". Я это слово только в романе Флобера "Воспитание чувств" встречал.
В интернете, правда, написано, что это мебель - посудный шкаф и все такое. Но в интеллигентной семье так называют мелкие приспособления: "поставец для ножей", "поставец для обуви" и т.п.