Tags: Я-моё

Совпадение вкусов.

Дмитрий Быков сказал, что любит Шостаковича. Совпадение. Но он сказал, что самое любимое "место из Шостаковича" у него это третья часть восьмой симфонии. Я аж вздрогнул - близкие не дадут соврать, что это самое мое любимое "место из Шостаковича".
Быков, правда, назвал его "скерцо из восьмой симфонии". Не знаю, откуда взялось это "скерцо", часть эта называется "Allegro non troppo".
Еще Быков сказал, что из этой части родилось "Время вперед" Свиридова. Согласен. Считывается некоторая преемственность.

Парадоксы.

Я ни разу в жизни не голосовал за В.В. Путина.
В 2000 году я голосовал за Зюганова. Если бы тогда был второй тур, голосовал бы за Зюганова.
В 2004 году голосовал за Хакамаду. Если бы каким-то чудом случился второй тур, не пошел бы голосовать.
В 2008 году совершенно сознательно не ходил голосовать. Случись второй тур, тоже не пошел бы.
В 2012 году совершенно сознательно не ходил голосовать. Если бы случился второй тур с Зюгановым, тоже не пошел бы голосовать. Если бы случился второй тур с Прохоровым, пошел бы голосовать за Путина.
В 2018 году голосовал за Собчак. Если бы случился второй тур - с Грудининым - пошел бы голосовать за Путина.
Если бы каким-то чудом завтра случился выбор между Путиным и Навальным, пошел бы голосовать за Путина. При всех иных альтернативах Путину, либо не ходил бы, либо голосовал бы за альтернативу.
Но это все "если бы, да кабы". В реальности я никогда не голосовал за Путина.
Значительное количество (если не большинство) тех, кто партсобранит меня за "продался кровавому режиму", голосовали за Путина в 2000 году, голосовали за Медведева в 2008 году, и голосовали бы - я про многих это точно знаю - за Медведева в 2012 году, если бы Путин пустил того на второй срок.
Я ни разу в жизни не голосовал за кремлевскую власть на президентских выборах. Они голосовали за кремлевскую власть на президентских выборах минимум дважды (с Ельциным трижды). Тем не менее, они это героические борцы с Мордором, а я - "продажная сволочь". Такие вот парадоксы случаются.
PS: Есть и хорошие новости. Я никогда - правда, ни разу не встречал - не проходил у либеральной интеллигенции, как дурак или жертва пропаганды. Только как "продавшийся". И на том, как говорится, спасибо.

Как я открыл для себя философию.

Мне было лет пять (или шесть) и я спросил у бабушки: "Люди ведь сначала полетели в космос, чтобы узнать, есть Бог или нет?"
Для меня было целым потрясением узнать, что то, что Бога нет, было известно людям до полета Гагарина в космос, что они как-то додумались до этого сами, что Гагарин к проекту "верификации существования Бога" не имел никакого отношения. Мне было совершенно непонятно, как можно было быть уверенным в том, что Бога нет, не слетав в космос и не проверив, есть он на самом деле или нет?
Со временем до меня дошло, что это был мой первый опыт знакомства с философской моделью мышления, представляющей собой попытки достигнуть ЗНАНИЯ без экспериментов и вообще без прямого обращения к фактической стороне реальности. С порой на уверенность в том, что ЗНАНИЯ таким образом достигнуть можно.

Гуд бай, Ленин!

Про 7-е ноября напишу следующее. Точнее процитирую фрагмент одной тематической переписки со стариной V.M.
"Я в своей жизни, по сути, пережил только одну мировоззренческую перемену. Благодаря нашему красному губернатору и, в первую очередь, его замечательному окружению, я стал вполне себе антикоммунистом и уж точно убежденным антисоветчиком. Никогда не был ни первым, ни, тем более, вторым. Поскольку у меня с 1991 года 29 лет непрерывного стажа индивидуальной борьбы с мировой буржуазией и отечественной либеральной интеллигенцией и как раз с этим я завязывать не собираюсь, примирить данную мировоззренческую перемену со таким вот стажем очень непросто. Но я стараюсь".
PS: Собственными глазами наблюдал и наблюдаю, как злостные в прошлом ненавистники "совка" впадают не просто в сентиментальную ностальгию, а в полноценное обожание "советской Атлантиды". У меня почему-то сложилось все ровно наоборот. Насчет бывшего губера и его тусовки это я, конечно, не совсем всерьез. Но и не совсем в шутку.
Ну время не стоит на месте и мы вместе с ним. Может, с годами и я опять помягчею и к коммунизму, и к СССР. Но пока не просматривается ничего.

К одному происшествию.

Забавно. Мне пятьдесят лет в следующем году, а у меня до сих пор случаются конфликты с теми, кого в моей молодости (когда мне было 15-20 лет) именовали "совками". И почва для конфликтов осталась все та же - их "совковость" (извиняюсь перед теми, кого заденут слова "совок" и "совковость"; использую их для простейшего достижения понимания, в реальной жизни я их практически не употребляю). Разве что Сталина в годы моей молодости они не рисковали славить так обильно (все-таки Сталин и сталинизм был осужден их КПСС, а партию родную положено было слушаться).
Кто бы мог подумать, что это так затянется? Понимаю, увеличилась продолжительность жизни. Понимаю, многие сохраняют общественную активность хоть до ста лет, если судьба отмерит им столетие. Но все равно в 15-20 лет я и представить себе не мог, что когда мне будет пятьдесят, будут возникать в моей жизни конфликтные сюжеты, содержательно ничем не отличающиеся от сюжетов второй половины 1980-х.
Ладно, подожду следующего знакового этапа - "When I'm sixty-four". Если доживу, конечно. Просто интересно взглянуть, что там будет с "совок-сюжетами"?

Друзья познаются в херне.

Мне в следующем году пятьдесят. После того, как закончилось мое действительно одинокое отрочество, я не могу жаловаться ни на количество близких друзей, ни на их качество.
Но отдельно хочется поблагодарить судьбу за то, что я ни разу в жизни не попадал в ситуацию, когда бы мой друг учудил хоть что-то более серьезное пьяного дебоша - оболгал кого-нибудь или совершил подлость - и мне бы пришлось выслушивать: "Вот ты с ним дружишь, а он...". Отчасти удивительно, но ни разу ни один из моих друзей вот так не подставил меня и нашу дружбу. Даже о тех, с кем перестали быть друзьями, ничего такого вспомнить не могу. Вот уж действительно - повезло, так повезло. Что касается всяких пьяных безумных выходок, то, как говорится, с кем не бывало?
PS: В последние годы часто впечатляюсь, какой только ерунды не нагородят люди, которые в силу обременения дружбой не могут сказать ни мудаку, что он мудак, ни о мудаке, что он мудак.

У живого классика про меня.

"— И все-таки… — Эсер никак не мог слезть с раз избранной темы. — Я никак не уясню себе, есть ли у вас политические воззрения?
— Да конечно, есть! — воскликнул Ять. — Я люблю никому не нужные вещи, интересуюсь одинокими чудаками, мне дороже всего то, что не имеет отношения к выживанию. Мне нравится зазор между человеком и… как бы это сказать? В человеке есть избыток… что-то сверх его нужд, а может, даже и вопреки его нуждам. Вот этот излишек я и люблю, а больше меня ничего не интересует. Мне симпатично то, что делается вопреки жизни, а сама жизнь представляется мне довольно скучным местом. Если ее вообще можно назвать местом. Как по-вашему, это политический взгляд?
— А религиозные убеждения у вас есть? — не отвечая, продолжал допрашивать Свинецкий.
— Есть, конечно. В нас слишком много необязательного, чтобы мы могли быть результатами эволюции. По-моему, это так понятно…".
(Д. Быков, "Орфография").
Если честно, с годами интерес к одиноким чудакам (и даже чудачкам) немножко истрёпывается, любовь к "никому не нужным вещам" это тоже звучит не совсем внятно, но вот симпатию к "зазору между человеком и...; к избытку, чему-то, что сверх его нужд и даже вопреки его нуждам" возможно удастся пронести через всю жизнь до ее абсолютного финала.
Или, скажем так, почти до финала. Просто не уверен, что в чисто физических муках какой-нибудь смертельной болезни и в дурмане обезболивающих средств можно сохранять симпатии к таким вот "зазорам и избыткам".

Исчезающая культура?

Довелось мне недавно в одной антиковидной молодежной компании поболтать об идентичности. Все рассказывали, кто кем себя ощущает, с чем себя связывает или даже отождествляет, ну и я рассказал, ибо люблю поболтать на такие темы.
Как человек, уважающий апофатический способ мышления, я начал с того, кто я не… Кем себя не чувствую. Я не чувствую себя ни евреем, ни немцем (хотя мог бы), русским тоже себя не чувствую, но довольно плотно идентифицирую себя с той роящейся множественностью, что может быть названа "постсоветской Россией", в чем есть и советское и даже досоветское, и много нового, нынешнего. В общем, надеюсь, вы поняли, о каком гибриде идет речь, тем более, что он у многих читающих этот пост за окнами (и перед окнами). В общем, ежели возникнет желание поискать тех, кого можно назвать "россиянами XXI века", я, пожалуй, подойду.
Я точно не сибиряк, хотя то, что я житель Иркутска, иркутский горожанин имеет для меня некоторое значение, впрочем, в этом много лукавства и подражания моим любимым античникам, для которых полисная идентичность была крайне важна.
Между Западом и Востоком я однозначно выбираю Запад, хотя мне по большому счету плевать на Европу и Азию, а уж на Америку, так тем более. В русской культурной классике я, например, всю жизнь фанатею от Гоголя (и Лермонтова, пожалуй), но к культурным мощам условного Толстоевского равнодушен. Сэлинджер, Маркес, Кортасар и Борхес для моего личностного развития сделали больше, чем вся русская литературная классика вместе взятая.
Но! Самое важное! У меня имеется действительно очень сильная идентификационная связь с некой транснациональной культурной традицией бессмысленного (в смысле недостижимости целей) сопротивления обычной человеческой участи и построения субъектностей на экзистенциальном песке. С последующим отстаиванием этих совершенно мимолетных самоизобретенных субъектностей. В этой культуре много всего - и подростково-молодежное сопротивление миру взрослых, эстетское сопротивление попсе, романтическое сопротивление обывательству и, по большому счету, заранее обреченное на поражение сопротивление самому неизменяемому порядку вещей и уже помянутой человеческой участи. Какие-то корни всего этого можно найти в эпохе Возрождении (у киников и эпикурейцев античности), когда появлялись практики автономного жизнетворчества, но так-то это все культурная история XIX и XX веков, в которой какие-нибудь Байроны, Лотреамоны и молодые Рембо тусуются у одной барной стойки с какими-нибудь Антонионями, Джимами Моррисонами и молодыми Гребенщиковыми. И Сартры и Фуко с Делезами и Веничками Ерофеевыми (да хоть Борисом Рыжим, к которому, увы, я совершенно равнодушен, и моим покойным другом Русланом Бажиным, да старым товарищем Олегом Медведевым) там же. Вот весь этот "геологический пласт в культуре" мне насквозь понятен, близок, за него цепляются корни моей идентичности, той, что для меня действительно важнее этничности, гражданства, социального статуса, цивилизаций, политики и всего такого. Я ненавижу слово "богема" и давно устал от слова "субкультура", но признаю, что все названное где-то близко к богемностями и субкультурностям, но что особенно важно, это – не интеллигенция с ее симпатичными драконовскими правилами жизни!
Короче, красиво завернул. Завернул бы еще красивее, если бы знал, какой услышу молодежный вопрос. И вопрос был такой: "А она – вот эта культура сопротивления нормативной попсе и человеческой участи, а также построения мимолетных и обреченных на ничто субъектностей - она сейчас существует?"
Как было сказано в известном стихотворении: "Тут и сел старик".

Мерзкая Нина.

Роман "Угрюм-река" хотелось бы поблагодарить за то, что с его помощью я (накануне пятидесятилетия) наконец-то определился с самым отвратительным для меня женским образом в мировой литературе. Самый привлекательный женский образ у меня был - Сабина из "Невыносимый легкости бытия" Кундеры. А вот самого отвратительного не было. Теперь он есть - Нина Яковлевна Громова (в девичестве - Куприянова).

Минутка самоанализа. смайл

Было у меня два прекрасных человеческих качества, которыми (чего уж) очень я гордился.
1. Я был одним из самых незлопамятных людей, которых я встречал в своей жизни (смайл). Живые свидетели не дадут соврать, что они искренне удивлялись и даже не верили, когда обнаруживали, что я реально не могу вспомнить содержание какой-нибудь фигни, которую мне сделал тот или иной субъектец буквально год или два назад.
2. Я никогда не критиковал людей за поступки, аналогичные тем, что совершал или в принципе мог совершить сам. "Бревно и соломинка в своем и чужом глазах" для меня вообще является главной библейской истиной.
За последние пять лет из двух достоинств осталось одно. Второе. Первое куда-то подевалось.
Если так пойдет дальше, то к почтенной старости я могу подойти вообще без каких-либо положительных качеств.